ФОРУМ ОБЩЕНИЯ И ХОРОШЕГО НАСТРОЕНИЯ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ФОРУМ ОБЩЕНИЯ И ХОРОШЕГО НАСТРОЕНИЯ » Форум общения » короткие истории /мои и найденные/


короткие истории /мои и найденные/

Сообщений 41 страница 57 из 57

41

Есть еще одна история про покойничков. Это из реальной жизни как мне рассказывали. Если прикинуть, то вполне такое может быть.

Значится, так. Представье квартиру: входная дверь, потом, назовем как угодно - холл или коридор, так в длинну метра 4, а в конце коридора на противоположных сторонах - по комнате. С одной стороны проживают муж и жена, а с другой их дедушка, который уже практически присмерти. Ну вот, однажды поздно вечером муж и жена отправляясь спать зашли тихонечко в комнату старика и проведав его перед сном - удалитлись в свою комнату. И уже практически засыпали. Как вдруг они оба слышат, что входная дверь в квартиру открылась и прихлопнулась. Затем послышались отчетливые шаги, идущего по паркету человека. Муж вскочил и включив в своей комнате свет распахнул дверь и обмер - прямо перед ним проходила женщина, которая уже прикоснулась к ручке двери старика и уже заходя в его комнату обернувшись и глядя на мужчину строго говорит: "Иди спать. Я не к тебе пришла". И зайдя в комнату старика прикрыла за собой дверь. Спали ли муж и жена потом или дрожали до рассвета - не знаю. Но утром они зайдя в комнату старика обнаружили бездыханное его тело. Входные двери в квартиру были нормально закрыты изнутри. Так вот соседи по квартире так расценили ситуацию - это к умирающему дедушке - смерть приходила. Жуть...не приведи господи...

0

42

Немцова,http://forum-people.ru/viewtopic.php?id=15997&p=3#p737387|0000/0a/f2/13657-1444749106.jpg написал(а):

"Иди спать. Я не к тебе пришла".

развлечься дедок решил напоследок:)

Зафлудили мне всю темку:(((

0

43

Найденное.

Вернувшись домой, я застал жену накрывающей стол к ужину, я взял ее руку и сказал, у меня есть к тебе разговор.

Вернувшись домой, я застал жену накрывающей стол к ужину, я взял ее руку и сказал, у меня есть к тебе разговор. Она села и спокойно начала есть. Я увидел боль в ее глазах. Я спешил и не знал, что сказать. Но я должен был сообщить ей, о чем я думал.
— Я требую развод, — начал я спокойно.
Ее, казалось, не раздражали мои слова, вместо этого она спросила меня мягко:
— Почему?
Я увильнул от этого вопроса, что рассердило ее.

Мое сердце уже принадлежало Джейн. Я не любил жену больше. Я просто жалел ее! На следующий день я возвратился домой очень поздно и нашел ее пишущей что-то за столом. Я не ужинал, я просто лег и очень быстро заснул, потому что я устал после богатого событиями дня с Джейн.

Утром она представила свои условия развода: она ничего не хотела от меня, но просила об месяце отсрочки перед разводом. Она просила, чтобы этот один месяц мы изо всех сил пытались жить максимально нормальной жизнью. Она привела очень простые причины: у нашего сына были экзамены через месяц, и она не хотела нарушить его подготовку нашим бракоразводным процессом. Мне это подходило. Но была еще одна просьба, она просила, чтобы я вспомнил начало семейных отношения, как я нес ее на руках в комнату в день нашей свадьбы. Она просила, чтобы каждое утро в течении месяца, я нес ее из нашей спальни к парадной двери на руках. Я подумал, что она сходила с ума. Только, чтобы сделать наши последние дни вместе терпимыми, я принял ее странное требование.

У меня не было близости с женой, что еще раз подчеркивало мое намерение развода. Поэтому, когда я нес ее в первый день, мы казались неуклюжими. Наш сын со смехом хлопал:
— Папа держит маму на руках.
Его слова укололи меня. От спальни до гостиной, затем к двери, я шел более чем десять метров держа жену на руках. Она закрыла глаза и сказала мягко:
— Не говори нашему сыну о разводе.
Я кивал, чувствуя себя несколько расстроенным. Я опустил ее возле двери и она пошла на автобусную остановку, чтобы ехать на работу. Я поехал один в офис. Вошел наш сын и сказал, что пора выносить маму. Для него момент, когда папа сносит на руках его мать, стал основной частью жизни. Моя жена махнула сыну, чтобы тот подошел ближе, и крепко обняла его. Я отвернулся, потому что боялся, что мог передумать в эту последнюю минуту. Затем я взял ее на руки, когда шел из спальни, через гостиную, в прихожую. Ее рука окружила мою шею мягко и естественно. Я держал ее тело плотно; это было точно так же, как в день нашей свадьбы. Но ее намного более легкий вес делал меня грустным. В последний день, когда я держал ее на руках, я едва мог пошевелиться. Сын пошел в школу. А я все еще крепко держал ее и сказал, что я не замечал, что в наших семейных отношениях просто не хватало близости. Я поехал в офис и выпрыгнув из автомобиля, даже не закрыл дверь. Я боялся, что любая задержка заставит меня передумать. Я подымался наверх. Джейн открыла дверь, и я сказал ей:
— Извини, Джейн, я больше не хочу разводиться.
Джейн, казалось, внезапно проснулась. Она дала мне пощечину и затем захлопнула дверь и разрыдалась.

Я спустился вниз и уехал. В цветочном магазине по пути домой, я заказал букет цветов для моей жены. Продавщица спросила меня, что написать на карте. Я улыбнулся и сказал:
— Я буду выносить тебя на руках каждое утро, пока смерть не разлучит нас!!!.
Тем вечером я приехал домой с цветами в руках и улыбкой на моем лице, и взлетев вверх по лестнице, нашел мою жену в постели — мертвой. Моя жена боролась с раком в течение многих месяцев, а я был так занят Джейн, что даже не заметил этого. Она знала, что скоро умрет и хотела спасти меня от отрицательной реакции нашего сына, в случае, если бы мы развелись. По крайней мере, в глазах нашего сына — я — любящий муж.

Мелочи наших семейных отношений — то, что действительно имеет значение и это не особняк, не автомобиль, не деньги в банке. Поэтому найдите время для своей половинки и делайте те мелочи друг для друга, которые создают близость и семейные отношения. Пусть у вас будет действительно счастливая семья.

0

44

Он ждал своей очереди, беспокойно вышагивая по коридору. За этот месяц он выучил все трещинки в стенах

Он ждал своей очереди, беспокойно вышагивая по коридору. За этот месяц он выучил все трещинки в стенах этого пункта переливания крови. Врач возмущался:
– Это безумие! Это невозможно, качество крови падает, если сдавать ее так часто, вы понимаете? Вы толкаете меня на должностное преступление!
– Но я должен что-то делать, а кроме своей крови, я ничем не могу ей помочь! А так я чувствую, что принимаю участие! А иначе просто схожу с ума! Я бы отдал всю кровь до капли, если бы мог ей помочь!
– Это нелогично, вы лишаете себя сил, как уже лишились разума!
– И хорошо, когда нет сил, тогда и не думаешь обо всем этом…
– Нет, я вам говорю, категорическое – нет!
– Я пойду в другой пункт, где меня еще не видели, но все равно сделаю это!

Бормоча себе под нос, что с сумасшедшими лучше не спорить, врач выписал ему талон.
Он смотрел на эти старые стены, и видел ее… Почему, почему она не сказала?

– Ты плохо выглядишь последнее время. С тобой все в порядке?
– Да, конечно, просто устала.
– Возьми отпуск и отдохни!
– А ты сможешь поехать со мной на море?
– Нет, я не могу, у меня сдача проекта…

Прошла неделя, она становилась все бледнее, но так же улыбалась, так же шутила и смеялась. И любовью они занимались ничуть не меньше, а он ничего не знал! Сказала, что в отпуск. Улетает завтра утром. Он проводил ее в аэропорт. Регистрация, посадка. Она махала рукой, и кричала, что будет звонить, посылала воздушные поцелуи… А сама никуда не полетела… Зачем она так? Почему?

Он ждал звонка. День, два, неделю. Звонил, но безрезультатно. «Аппарат абонента выключен, или находится вне зоны действия сети». Он нервничал, ездил к ней домой, оборвал все телефоны на работе. Ничего. Как будто и не было человека. К концу месяца он постарел на десять лет, забросил работу, перестал есть. Он узнал, что такое бессонница… И тут этот звонок. От ее брата. – Она не хотела, чтобы тебе говорили, но дальше тянуть нельзя. Она в онкологии, восьмая палата. Я не прощу себе, если ты не простишься с ней…

Он помчался, не разбирая дороги. Что значит «не простишься»? Она его бросила? Она не хочет его видеть? Накупил фруктов, цветов, соки, конфеты. Ну, онкология, сейчас почти все лечат! Молодая, организм поборется! Есть связи, деньги, все можно исправить! Главное, что она нашлась! С ворохом пакетов несся по коридору в белом халате, в бахилах, удивленные взгляды медсестер, когда он спросил про палату… Он ничего не понял, пока не переступил порог… И даже потом понял не сразу… Она лежала на кровати… А она ли это? Прозрачная кожа на синих руках… Черные круги вокруг глаз… Капельница, плюс множество других непонятных трубочек… Губы растрескавшиеся, косыночка на голове… И это – за месяц? Он прикоснулся к руке… Чуть теплая… Она не проснулась… Стал поправлять косынку – она соскользнула, оголив безволосую голову. Страх поднялся огромной волной, и накрыл сознание. Он оглядел палату… Пакеты с фруктами, соками…это казалось нереальным… Это – она? Любовь всей его жизни? Его женщина, его счастье?

Он ходил по коридору пункта переливания крови, приводя в порядок мысли… Он вел себя тогда, как безумец… Побежал к врачу, тряс его, пытаясь изменить слова, произнесенные минутой раньше. – Рак крови. Процесс необратим. Прогноз неутешительный. Она жила с этим диагнозом три года. Постоянно принимала лечение, но мы ничего не смогли сделать.

Три года? Она знала три года? Они провели вместе целый год, и никогда, ни одним словом не обмолвилась… Уезжала… То в командировку, то с подружками отдохнуть… А оказывается, была здесь. Одна боролась, без него. И проиграла.

– Ничего нельзя сделать?
– Ей постоянно вливают кровь. Только за счет этого она живет. Сердце может остановиться в любую минуту. Я сожалею…

Он пошел сдавать кровь. Для нее. Раз, другой, третий… А что еще можно было сделать? Он поднял на ноги всех, получил консультации нескольких профессоров, и все печально качали головами… Она умирала. Он ни разу не увидел ее открытых глаз… Врачи говорили, что она в сознании, и все слышит. Он говорил с нею. Рассказывал о своей любви, о том, что она выздоровеет, и как они будут жить. Вместе. Ведь без нее он не представляет жизни.

Почему она не сказала ему, хотя бы не сразу? Ну, перед больницей? Зачем этот фарс с аэропортом? Как она могла? Не верила в него?

Он пугался изменений, происходящих с ней каждый день… Он видел, что она не просто угасает… Она уже угасла, а то, что осталось – лишь тление, а не жизнь.

Он совсем не спал, а двигался, как робот… Он не видел лиц людей, проходивших мимо, не слышал ничего, кроме своего внутреннего голоса… а внутренний голос постоянно говорил, что без нее нет смысла жить… Ни для кого. Ни для чего.

Врач сказал, что кровь уже не помогает… Она не успевает справляться с ростом раковых клеток… Этих микроскопических хищников, укравших его счастье.

Его очередь подошла. Медсестра вздохнула:

– Как обычно? По максимуму? В прошлый раз Вам было плохо.
– Ничего, это еще не плохо…

Игла вошла в вену, перед глазами ее руки – тонкие, исколотые…
Приблизительно в это же время ее брат разговаривал с лечащим врачом.
– Нет больше смысла продлевать ее агонию. Вы не спасаете ее, а подвергаете дополнительным мучениям. Морфин уже не снимает боль, он слишком слаб.
– Пожалуйста, доктор! Хоть что-нибудь! Ей всего 25, это так несправедливо.
– В нашем отделении нет понятия справедливости… Есть один препарат… Его передали вчера… Он еще не исследовался на людях, и разрешения к его применению нет. Научно-исследовательская лаборатория вывела новую формулу. Только с разрешения родственников, и только в том случае, когда человек действительно обречен. Это может ее моментально убить. Но может стать соломинкой. Пан или пропал.
– Я согласен. Ведь больше ничего не остается. Давайте, я подпишу бумаги…

В этот раз он чувствовал себя иначе. Измученное тело, бессонница, нервное истощение не прошли даром. Он начал отключаться, и вдруг почувствовал, что парит… Душа поднялась над телом… Она услышала зов. И это не было зовом небес… Это был ее голос. Где-то там, в пространстве, ее душа звала его душу…
Он летел на голос, такой далекий и родной, голос, которого так давно не слышал.
– Ты так далеко.
– Но ты со мною, почему?
– Я искал тебя. Я готов был искать и на земле, и на небе, пока не найду! Почему ты мне не сказала? Почему не позвала разделить твою боль? Ты мне не веришь?
– Верю. Но я не хотела делать тебе больно. И делить свою боль. Ты этого не заслужил.
– А ты заслужила? Ты выздоровеешь, вот увидишь. Я верю! Я знаю, я готов сражаться за тебя и с болезнью, и с болью!
– Вот этого я и боялась. Видеть, как ты сражаешься и проигрываешь.
– Я люблю тебя! Я понял, что люблю тебя больше, чем свою жизнь, потому что моя жизнь – это ты!
– Обними меня. И держи крепко-крепко…

Но если бы души умели обнимать! Он увидел, что она отдаляется, улетает, они понеслись в разные стороны с немыслимым ускорением. Калейдоскоп света – и он открыл глаза.

– Как же вы нас перепугали! – вокруг медсестры, врачи, суета.

Он поднялся. Голова кружилась. В висках билась мысль о том, что он не смог ее удержать… Его пытались остановить, но он вышел, шатаясь, добрел до машины… Ему надо было ее увидеть. Немедленно. Она посмотрела на врача, склонившегося над кроватью. Пересохшие губы беззвучно шевелились.

– Теперь все будет хорошо, – улыбка врача была доброй и расслабляющей.

– Поверить не могу, – говорил он после в ординаторской. – Даже в нашем отделении случаются чудеса. Ведь жизнь висела на волоске, казалось, что ее кто-то держит здесь, на земле.

Он толкнул дверь в палату. Их взгляды встретились. Гора с плеч – это как? Это когда возрождается надежда. Потому что можно обнять. И никуда не отпускать… Никогда.

Найденное.

0

45

Сообщение для geka74 Жека, сорри, но это темка не для баек и анекдотов. Почитай сначала эту тему и пойми. Твои сообщения я перенесла в раздел Юмор-Рассказы))))

0

46

Alex306, что значит "зафлудили"? Ты открыл тему в разделе Флудильня. Какие могут быть претензии? На то и Флудильня, чтобы в ней флудили.

0

47

Немцова,http://forum-people.ru/viewtopic.php?id=15997&p=3#p737534|0000/0a/f2/13657-1444749106.jpg написал(а):

Alex306, что значит "зафлудили"? Ты открыл тему в разделе Флудильня. Какие могут быть претензии? На то и Флудильня, чтобы в ней флудили.

И то правда, переношу в раздел "Общение".
Продолжаем публиковать миниатюры, рассказы, которые тронули, задели,заставили задуматься и остановиться.

0

48

Он шел по набережной и холодный, осенний ветер бросал в лицо холодные капли. Сегодня его проект был зарублен на финальной стадии. Люди, с которыми он бок о бок проработал несколько лет, один за другим кидали черные шары. Он, абсолютно уверенный в своих способностях, донести свою мысль, был обескуражен. Его не слушали. Нет просто не слышали. Острое понимание, что вот сейчас он уже не может ничего изменить, накрыла как лавина.
Он с остервенением рвал чертежи и расчеты. Он ненавидел их всех вместе и каждого в отдельности. А память заботливо подкидывала эпизоды - он стоит на ковровой дорожке - или он останется или мы уйдем вместе, так нельзя - пронзительный взгляд и кивок - пирушка в общаге - первый черный шар...тонкое стекло стакана лопнуло в руке. Стряхнув воспоминания и заклеив пластырем порез, он упаковал коробку и... нет, он не отформатировал диск. Трудно одним махом уничтожить десять лет жизни.
Да, он понимал, что кучка людей ничего не решает. Что еще много открытых дверей, готовых принять его с распростертыми объятьями. И он понимал, что разрушенную дружбу нельзя склеить.

0

49

Сообщение для Alex306 Твое? или найденное?

вот заметила, народ берет в цитату, но не пишет чье..  хотелось бы знать авторов. Если нет, то так и писать- автор не известен.

0

50

Йолка,http://forum-people.ru/viewtopic.php?id=15997&p=3#p751427|0000/0a/f2/12716-1442939765.jpg написал(а):

Твое? или найденное?

мое, все что найденное подписано.

0

51

Улисс.

Золотая осень

Осень - это прекрасная пора, но я не согласна с этим, вернее согласна, но с уточнением. Осень для меня – это не одно время года, а много, очень много!
Есть время ещё зелёных, но уставших листьев, время желтеющих и время полностью жёлтых листьев, потом наступает время танцующих в воздухе листьев, время, когда на ветках остаются только самые выносливые и упорные листья. Время, когда на ветках нет ни одного листочка, время, когда деревья и кусты украшает иней, и, наконец, время первого осеннего снега, который по-хозяйски располагается на уже заледенелых ветвях.
Есть время ещё тёплого солнца, лучи которого косо озаряют краски деревьев и небывалую тишину сентябрьского утра. Время фантастических красных осенних закатов, когда солнце кутается в серую дымку наступающих октябрьских сумерек. Время уже далёкого и холодного солнца, которое блестит в инее и редких снежинках, срывающихся с низкой ноябрьской тучи.
Каждое время осени напоминает, что надо делать. Есть пора большой уборки с огородов, дворов и полей, пора гордиться урожаем, пора наполнять погреб. Наступает пора появляться горам листьев во дворах и парках. Пора дыма костров в убранных садах. Пора сажать чеснок в мёрзлую землю. Пора пить тёплый чай, глядя на капли дождя за окном и последние осенние цветы в вазе. Пора, когда все летние вещи отправляются под замок до солнечных, тёплых весенних дней, зато извлекаются на свет тёплые шерстяные носки, перчатки и, конечно, шарфы цветные, однотонные, с замысловатыми узорами или просто в полоску, клетку.
Есть шумная пора, шуршащих под ногами листьев. Пора тонкому льду на озёрах и реках. Пора, когда нет счастливее человека, шагающего в резиновых сапогах по лужам и вянущей траве в поисках грибов. Пора целому параду зонтов на оживлённых улицах города. Пора тёплому и уютному свету окон в промозглой темноте.
Каждый человек, который найдёт всего пять минут в день, чтобы побыть наедине с Осенью, уловить её бесконечное разнообразие, сможет разглядеть сотню её лиц, времён, таких разных и близких одновременно. В этом для меня и есть её неиссякаемое богатство, её истинное «золото», которым Осень щедро делится с нами.

0

52

Улисс

2000

Пролог

Каждый человек – это целый мир. А в каждом мире рано или поздно происходит борьба, которая определяет, что важней и ценней в жизни. Возможно, боль и страх на долгие годы определят выбор решений человека, а возможно, победит что-то, что окажется выше и дороже. Все хотят принять правильное решение, все терзаются выбором. И это непростое время для каждого из нас.

***

Никто не знает, когда это случилось и с кем, да и неважно это, важно то, что это было. До этого горы были горами, а травы – травами, во время же этого горы стали говорливыми и воинственными свидетелями, а травы тишайшими и трепетными участниками невероятных событий, после этого случая горы опять стали только горами, а травы лишь травами. Так бывает, на счастье ли или на беду, но бывает с каждым из нас.
Пастух гнал отару овец через узкое ущелье. В вечерних лучах солнца кондор круг за кругом совершал облёт территории. Небо меняло лимонно-зелёный шифон позднего заката на сиренево-лиловый ранней ночи, звёзды приветливо мигали тем, кто не поленился их поприветствовать этим вечером и взглянул в небо. Воздух трепетал, поднимаясь от нагретых на дневном солнце валунов, и изумрудные ящерицы спешили пробежать среди пряной травы, почувствовав своими чешуйчатыми пяточками остывающее тепло земли. Мелкие лиловые горные цветы и высокие зонтики тысячелистника с удовольствием купались в вечернем воздухе и танцевали от ветерка, наслаждаясь приходом ночной прохлады.
Всё в этом мире было на своём месте, соразмерно и взвешенно. И не было ни одного признака битвы, которая вот-вот должна была разыграться на каменистых склонах этих гор. Но, тем не менее, именно так и бывает, самая важная битва случается именно тогда, когда её не ждёшь, внезапно и неотвратимо. Горы, травы, жили своей жизнью, но это ощущение безмятежности было лишь видимым, они уже поняли, что станут участниками борьбы за Душу двух вечных противников. Один из них терпеливо и лениво ждал в темноте большого валуна, а другой беспокойно мерцал, обдуваемый всеми ветрами.

Жизнь раздвинула занавес и на отвесную скалу, как на сцену вышла Она, Та, которая и станет вершить судьбу мира сегодня. Да, каждая Душа имеет вес в этом мире, и на какую сторону она перейдёт важно и небезразлично Вселенной. Она прошла долгий путь и остановилась, здесь, на этой горной площадке, на 2000 над уровнем моря.

Она остановилась, она бежала, это был побег, побег к себе. Кондор спикировал вниз за добычей, эта внезапная атака напомнила ей о недавней боли. Она подумала, как плохо дружить, и что, в сущности, горький опыт слишком многих тому подтверждение. Лучше не открывать своего сердца, не рассказывать всего, не пускать людей слишком близко к душе. Из тени огромного камня стал вторить радостный низкий и вкрадчивый голос: «Да-да! Жизнь – непредсказуема, всё меняется, и люди меняются. Сегодня он - друг лучший, а завтра первый тебя ударит в спину, каково тебе будет, а? Все не такие, какие кажутся». Она прислушалась к голосу и согласилась, как можно ручаться за других и полагаться целиком на их порядочность и тактичность? Нет-нет. Есть знакомые и родственники, а дружба – это миф! Да и редко кто встретил друзей, зато каждый уже не раз в жизни сожалел о своих откровениях в, так называемом, кругу друзей! Не уж, нет уж, чем потом разочаровываться в друзьях, испытывать боль от ран, нанесённых некогда близкими людьми, лучше не очаровываться в них вообще!

Одинокая ящерица пробежала по камням, заставив задуматься, что одиночество – это не уединение, и оно часто является наказанием. Она вспомнила тёплые, искренние улыбки подруг, вспомнила, как приятно ощущать поддержку друзей, как порой жизненно необходимо почувствовать тепло дружеских отношений, и это тепло не заменишь ничем. Да, есть родные и просто знакомые, но друг – это иные отношения, это доверие, умноженное на ответное доверие. Вдруг в шуме ветра Она стала различать чуть слышный, очень звонкий и родной голос: « Да, каждый в жизни хоть раз встречался с предательством, но сильный не тот, кто возвел стену вокруг себя, во избежание этого, а тот, кто смог выйти за эту стену и вновь обрести друзей, тот, кто не потерял веру в себя и других, смог преодолеть боль разочарования и обид». Она взглянула на овец, которые уже устраивались на ночлег и жались друг к другу, подумала, что важно, очень важно быть вместе, вместе делить как радости, так и горести жизни. А друг? - это счастье встретить друга! Не стоит специально лишать саму себя прекрасных моментов дружбы, только потому, что кто-то когда-то оступился.

Ветер замолк в ожидании, и Она поняла, что надо принять решение, которое определит дальнейшую её жизнь. Итак, доверие и, возможно, опять боль, или безопасность и , возможно, постоянная пустота в окружении. Ей уже приходилось испытывать боль предательства, но ей уже приходилось и самой предавать, и то и другое одинаково больно, неожиданно и неприятно. Низкий голос из-под камня твердил: «не повторяй своих ошибок, не верь больше никому!», но высокий звенел: «все совершают то, о чём потом жалеют, ты не исключение, но всё не случайно и не напрасно! Лучшие люди те, кто рядом с нами и именно они даны нам для жизненного пути, верь в них».

И Она решила: «буду верить, доверять, несмотря ни на что, не позволю самой себе убить веру и доверие, что намного важнее любых боли и обиды!» Ветер встрепенулся, проснулся, пробежался по ущелью, играя с колокольчиками и посвистывая в расщелинах, но тут же осёкся и замолк. Ящерки глубже спрятались в трещины камней. Наползающая тьма сгустилась и вновь раздался низкий, нетерпеливый голос, звучал он уже почти возмущённо. Этот голос твердил ей, что любить больно, что это унизительно, до глупого унизительно, до унизительного глупо. Голос крепчал, он говорил, что слабые и уязвимые идут на поводу у любви, сильные остаются собой всегда и не позволяют себе потерять контроль. Он напоминал ей, как она зависит от любимого, как не владеет собой в его присутствии, как возможно играть её жизнью ему, как только слово его заставляет её либо летать, либо умирать. Она поняла и согласилась: удивительно, как высока цена любви, слишком высока! Да-да, этот голос очень разумен, а любовь просит слишком много, требует отказаться от собственных интересов, гордости, даже доводов разума и самосохранения.

Да, Она переболеет и сможет лишь сухо улыбнуться и пожать плечами, вспоминая минуты своей слабости. Уж лучше пусть кто-то другой любит, а она сама будет хозяйка своим чувствам. Травы беззвучно закричали, а горы громко замолчали, только темнота ещё больше сгустилась над Её головой, выползая из-за Её левого плеча, и решение пришло само собой, – убить любовь, и болью избавиться от большей боли! Это так естественно и логично - убить ненужную и бесполезную любовь. Всё, решено! Пора наводить в жизни порядок! За дело, засучив рукава!

Но тут послышался другой голос, был он робок и едва различим, да и говорил странные несуразные вещи, что любить больно, но ещё больнее - жить без любви! Это жить и смотреть на мир глазами снулой рыбы. Если любовь убить, ничто и никто не сможет больше тронуть охладевающее сердце, лишь беспокойные сны будут напоминать о великом даре Неба – о любви, но о Даре потерянном и растраченном напрасно. И единственное спасение для души, не убить и убежать от себя, а поступить правильно, быть честным с собой и с тем, кого любишь, принимать его, себя, любовь без условий и оговорок. И Некто добавил света над ней, еле слышно прошептав, что нет «слабой» любви – есть слабые люди, и мы не можем унизиться, тем более полюбив, но можем унизить сами себя, только согласившись со своим унижением. Она прислушалась, оживая звона в ветре, ей пришлось долго ждать, очень долго, но ожидание было вознаграждено, еле-еле слышный вначале звон нарастал. Она теперь слышала и понимала, что любовь многому научит, а любое учение не даётся даром и легко. Чтобы не случилось, надо быть сильнее боли, сильнее себя, быть достойной любви. Нельзя полюбить, когда надо, когда разрешат, любить можно лишь, когда любишь, и только тогда. Именно любовь будет тем самым светом, одним на двоих, тем светом, который будет украшать самые яркие дни и озарять самые тёмные ночи жизни.

Звёзды стали появляться на небе, и Она поняла, что свет даже самой далёкой звезды обнаруживает своё присутствие рядом с Ней и очень важно делить свой мир с тем, кого любишь.

Все звуки разом затихли, ночь на небе меняла платье, ночь была очень внимательна к исходу этих рассуждений, но наша героиня этого пока не замечала, Она была погружена в беседу сама с собой и решала судьбу дальнейшего своего счастья, тепла души. Она твердила: «Да, влюблённый рискует сильней, чем другие люди. Часто, очень часто, влюблённый человек может услышать слово «нет», чувствовать себя отверженным и душой, и телом. Но мы нуждаемся в любви, и нельзя встретить её, не оголив душу и сердце. Без любви жизнь — ничто, только сухая коллекция вещей и событий». Она решила: «буду дарить свою любовь щедро, не ожидая ничего взамен, но веря в свою судьбу, буду любить, потому что по-другому уже страшно, страшно от ледяного холода и расчёта там, где всё непрочно, трепетно и нежно!»

Решения, подводящие черту схватки в Её душе, были прияты, услышаны звёздами и Миром. Голоса затихли, каждый из них выполнил своё предназначение. Каждый из них говорил: « только я могу помочь, я беспокоюсь о тебе, слушай меня!» Да, голоса вначале неразличимы, но только чуткое сердце услышит в одном намёк на уязвимость и беззащитность, неспособность быть сильным и выдержать испытания, а в другом – призыв верить в себя и в других, несмотря на страх и печальный опыт, призыв, определять самое важное и нужное для дальнейшей жизни. Почти каждый знает, что ангел и демон оспаривают его голос, душу, решения, и счастье тому, кто постигает отличие этих голосов. Слова одинаковы, да только разные уста произносят их.

Занавес опустился шумом ветра. Та, которая выдержала битву, уже больше ничего не могла делать, лишь попытаться заснуть, свернувшись клубочком и закутавшись в плащ. Можно добавить, что сон не заставил себя ждать, так бывает с теми, кто услышал то, что должен был, и сказал то, что стоило сказать.

Мир выдохнул, принял решение человеческой Души, и стал дальше жить своей жизнью. Поужинав хлебом и сыром, пастух уже давно устроился на ночлег, и овцы блаженно закрыли глаза, втягивая чуткими ноздрями тёплый и сухой ночной воздух. А ветер радостно разыгрывался, раздувая перья кондора, севшего на ночлег на отвесной скале и вжимающего голову в плечи. Вечные великаны - валуны тяжко вздыхали, остывая, и прятали в трещинах ящериц, которые теперь лишь беспокойно мигали глазками, заслышав шорох в ночи. Неизбалованная влагой, трава шепталась с ветром, уговаривая его принести дожди, отчего лишь терпче был её аромат и всё больше раскачивались головки цветов, не то умоляя, не то ругая капризный ветер. Ночь давно была в самом тёмном и самом таинственном из всех своих синих нарядов, складки и оборки её пышной юбки трепетали лёгкими облаками на горизонте. Пронзительное и красноречивое подмигивание звёзд говорило, что они довольны увиденным, и согласны рассказать об этом событии любому, кто спросит и сможет услышать их.

Что остаётся весне делать, когда всё проснулось, проросло, расцвело и зазеленело, что лету делать, когда каждый день тьма ворует свет по минуте, что может осень, когда не осталось пёстрых красок на деревьях и все клянут слякоть и промозглость, что должна желать зима, когда ни одна снежинка и сосулька не может пережить день, а птицы кричат об окончании того, что просто обязано закончиться? Вот и мы не будем ждать, и уйдём, но уйдём, помня, что нет ничего напрасного в этом мире.

Эпилог

Сегодня судьба мира решилась здесь, в точке 2000 над уровнем моря, а завтра, возможно, она будет решаться в центре шумного города – неспящего муравейника, или на деревянном крыльце забытой станицы, очень вероятно, что в камышах у реки, медленно несущей свои воды, а может и под одиноким деревом в бескрайнем поле. Да и нет смысла искать, где и с кем, главное, не пропустить это событие здесь и в себе. А может, уже вы слышите и различаете эти голоса?

0

53

Рассказ о собаке

Максютов Тимур Ясавеевич

Мир был совершенно прекрасен.
У него было белое небо со стеклянной люстрой посередине. И плетеные стены из прутьев корзины. Внизу уютно посапывали братики – все четверо.

Крошка зевнула, загнув крючком розовый длинный язычок, и поползла на раздутом от маминого молока круглом розовом пузике. Лапы разъезжались на мягком бугристом ковре из братиковых спин.

- Опаньки! А ты не говорил, что в этом помете девочки есть.

- Ой, Марат, не смотри. Мы её не продаём.

- А чего так? Бравенькая девочка. Вон братья дрыхнут, а она ползает по ним.

- Да маленькая она какая-то, слабенькая. Последыш. Думали, вообще не выживет. Клуб наверняка забракует. Я уже топить её собрался.

- Блин, всё-таки вы, заводчики, все больные. Топить собаку только потому, что у неё сантиметров в холке не хватает.

Человек нагнулся над корзиной и подцепил ладонью щенка. Крошка увидела прямо над собой что – то черное и немедленно вцепилась в него мягкими детскими когтями.

- О-о-о, блин! А говоришь, слабенькая! Чуть бороду мне не оторвала.

- Давай её сюда. Сейчас кобельков посмотрим.

- Нафиг твоих кобельков. Она сама меня выбрала. Сколько я должен?

- Марат, я документ на неё не дам. Она некондиционная.

- Зато живая. Я же не мент, документы у щенка спрашивать. Сколько?

- Ну как хочешь. Бесплатно. Считай, ты ей жизнь спас.

За пазухой у человека было уютно. Крошка немного повозилась и заснула.
Проснулась она от внезапно вспыхнувшего чувства страшной потери, утраты чего-то очень важного и единственного.

- Маа-ма! Ва-аа! Маа-маа!

Люди в вагоне метро завозились, заоглядывались.

- Бабушка, смотри, у дяди щеночек под курткой!

Крошкин плач резал уши недовольных, уставших людей. Они осуждающе оглядывались на шевелящуюся на груди куртку.

- Потерпи, моя маленькая. Скоро приедем, молочка тебе дадим.

Молоко Крошке не понравилось. Оно было несладким, каким-то казенным. И мамой от него не пахло. И братики куда-то делись.

- Ну куда ты её тащищь, в кровать что ли?

- Тсс, тихо. Ей же страшно, она привыкнуть должна. Она же маленькая.

Полетели дни, полные открытий. Оказывается, обувь можно не только грызть, но и красиво раскладывать на хозяйской постели. За мячиком бегать надо осторожно, потому что он залетит под шкаф – и не выковырять потом.
А кошки – совершенно гадостные существа. Цапнут лапой по носу – и на дерево. И не достать, хоть вся охрипни от лая.

Увидев снег, Крошка ошалела совершенно. Вдохнув полные ноздри колючей свежести, она полетела по белому ковру, неуклюже выкидывая тощие подростковые лапы. И исчезла.

- Господи, где собака? Только что здесь была.

Крошка сидела на дне глубокого, темного, холодного колодца и плакала от страха. Совершенно неожиданно снег под ней исчез и обернулся твердой землей с торчащими железками.

- Крошка, ты где? Голос подай! Блин, да тут люк открыт.

Папа, ругаясь и оскальзываясь на ледяных железных ступенях, спускался прямо из черного неба.

- Дурочка, не ушиблась? Напугалась, бедненькая.

С тех пор Крошка навсегда запомнила: к черным дыркам в земле надо подползать на брюхе! И очень осторожно заглядывать в их сосущую пустоту.

- Марат, с Крошкой выйди. Смотри осторожно, ризеншнауцер так в карауле и стоит.
- Ну так, влюбился в нашу красавицу. Да ладно, уже первый час, спит давно жених наш.

Крошка рвалась с поводка, не понимая, почему уже несколько дней ей не дают свободно побегать.

- Блин, да не дергай ты, коза. У тебя течка, понимаешь? Нельзя без поводка.

Крошка по - узбекски села на корточки и вытаращила карие глаза. Какая течка? Отпустите, пожалуйста!

- Ладно, нет уже никого. Беги.

Из-за помойки вылетел стремительный черный силуэт.

- А-а! Блин! Крошка, ко мне!

Она не слышала. Она слышала только Его дыхание, только Его запах – волшебный, выбивающий остатки желания подчиниться Папиной команде.

- Господи, а где собака?
- Убежала ваша проститутка. С ризеном этим долбанным.

Надя всплеснула руками и захохотала.

- Эх ты, охранничек. Даже собаку доверить нельзя. Где теперь её искать?
- Я вам, блин, не спринтер. Думал, помру – так бегать! Не догнать их. Летят ещё так красиво – при лунном свете, бок о бок.

С улицы долетел виноватый лай.

- О, вернулась! Любовь любовью, а жрать-то охота.

Крошка прислушивалась к себе. Что-то происходило в ней. Приближалось нечто желанное, но в то же время волнующее и пугающее.

- Не скули, моя хорошая. Родим, не волнуйся. Дай почешу животик.

Щенков было трое. Когда они, отталкивая друг друга, тянулись к соскам, Крошка жмурилась от счастья. Даже когда прикусывали острыми, как иголочки, подросшими зубками – терпела.

Этот человек не понравился ей сразу. Было что-то в нём неотвратимо-ужасное.

- Раздевайся, сейчас я её в ванной запру. Крошка, не рычи!
- Они всегда чувствуют, что за щенками пришли… О, какие красавцы! Как ты говоришь, ризенбоксы?
- Ну а как ещё назвать, если мама – боксер, а папа – ризеншнауцер? В любви рождены.
- В паспортах придется писать «метисы». Нет пока такой породы – ризенбоксы.

Крошка в ужасе бросилась к корзине. Её детей, её кровиночек не было. Она искала в корзине, под шкафом, она плакала и звала их…

- Крошка, они уже большие. Им пора выбирать себе хозяев. Дети всегда уходят, Крошка.

От Папиных рук, привычно поглаживающих спину и чешущих за ушком, становилось легче.

Мир стал совсем понятным. Мама кормит и гуляет, и строго ругает, если стащить из забытого на полу пакета кусок колбасы. Но стоит изобразить раскаяние, прижав уши – простит. Папа всегда спасёт – вытащит из ледяной реки после неудачной охоты на уток и отобьёт от больного на всю голову дога. А Сестрёнки могут накрасить тебе когти, натянуть дурацкое кукольное платье, говоря при этом про какой-то «деньрожденья», зато потом дадут кусок ароматной до головокружения вырезки.

- Давай еще по псят грамм. Давно ты у нас не был.
- Считай, с девяносто шестого, десять лет. Собака ваша не меняется, только морда вся седая. На выставки водите?
- Она ж некондиционная. Стройная слишком. Говорят, балерина какая-то, а не боксер.
- Значит, необученная.
- Тут козёл какой-то пытался у Надюшки сумочку у универсама вырвать. Так Крошка с разбегу ему в яйца лбом дала, а когда упал – в горло. Еле отцепили. И ведь не учили её этому.
- И что?
- Охранники из универсама повязали. Оказалось, его менты три месяца искали, он так и промышлял – у баб сумочки отбирал.

Человек в белом халате сорвал с рук резиновые перчатки. Как змея – старую кожу.

- Безнадежно. Рак. Что вы хотите – боксёры не живут четырнадцать лет.
- У собак бывает рак?
- У них вообще физиология близка к человеческой. Только два качества у собак есть всегда, а у людей редко.
- Какие?
- Верность. И умение любить бескорыстно.

От боли Крошка не понимала, что происходит. Только чувствовала, что от человека в белом пахнет какой-то безнадёжной, неизбежной угрозой. Папа, ты защитишь меня? Ты ведь всегда спасал меня…Ты держишь меня на руках, будто я маленькая, будто я снова щенок.

- Потерпи, моя хорошая. Тебе не будет больно.

Укол. Мир уходил куда-то в сторону. Крошка бежала на ставших вдруг легкими и молодыми лапах по снежному полю и точно знала, что под снегом нет предательских открытых люков. Рядом кувыркались братики, рядом были её дети – все трое. Их не забирал страшный человек. А на пригорке сидел на задних лапах старый ротвейлер и смотрел на неё так ласково, так знакомо.

- Папа? Ты – собака?
- Конечно. Мы ведь – одна семья.

Сверху падали горячие соленые капли.

- Почему ты плачешь, папа?
- Тебе показалось, Крошка. Собаки не плачут от горя.

Соседи проснулись в два часа ночи.

- Блин, опять чей-то пёс на балконе воет. Достали уже эти собачники.

Сорокалетний стокилограммовый мужик стоял на балконе.
Он не плакал, когда при взрыве боеприпасов покалечило трёх пацанов из его взвода.
Он не плакал, когда умер дедушка, так и не увидев внука в офицерских погонах.

Собаки не плачут от горя.

Собаки воют...

0

54

Улисс

Сказка для взрослых

Сказка о том, как Благородный Рыцарь со злом боролся

Ну что, уважаемые читатели, сказочку начну складывать, о том, как далеко ли - близко ли, высоко ли - низко ли, чуда чудные случаются, дива дивные творятся. Сказочка моя о Благородном Рыцаре, о зле, которое не зло и о добре, которое не добро. И рассказываю я её  для других отважных благородных рыцарей и прекрасных девушек, а возможно, и для отвратительных драконов.
В зачарованный лес по дороге въехал всадник. Был он добр и отважен настолько, насколько могут быть добры и отважны самые благородные рыцари. В нём чувствовалась стать, сила и мужество. Он уже давно был в пути и уже долго искал свою цель – зло, в честной схватке с которым он смог бы отстаивать идеалы добра. И вот сегодня  - удача! Жители окрестных сёл сказали, что именно в этом лесу и живёт это самое зло. Правда, его никто не видел, никто не слышал, но место точно недоброе и творятся дела странные, необъяснимые. Рыцарь радостно пришпорил коня и в наступающих сумерках уже был далеко в лесу.
Низкие кривые ветви деревьев так и норовили зацепить его дорожную накидку, или запутаться в его волосах. Лес и правда был тёмный и дремучий, но рыцарь всё ехал и ехал, а никакого намёка на злодеев или пребывания чудища не было. И вот, когда уже рыцарь стал зевать, он выехал на поляну, и дорога совсем затерялась в высокой лесной траве, как будто и нет у неё продолжения. Он остановил коня в недоумении и только тогда заметил Старуху, которая собирала грибы неподалёку. Рыцарь спешился.
«Старушка, - сказал он, - я – Благородный Рыцарь и хочу сразиться со злом, мне сказали, что оно живёт в этом лесу, подскажи мне дорогу к нему».
Старуха, хитро прищурив глаза, ответила: «Что же, знаю я, где оно живёт, но сначала ответь мне на три вопроса».
Рыцарь, в нетерпении кивнул: «Ладно, спрашивай, но учти, что я тороплюсь сразиться со злом и мне некогда разговоры разговаривать!»
Старушка улыбнулась: «Хорошо, хорошо. Скажи, а зачем ты ищешь зло, а не добро?»
Благородный Рыцарь пожал плечами: «Как зачем? Я – Благородный Рыцарь и моя задача найти и уничтожить зло, чтобы оно не плодилось. Разве это требует объяснений?»
Старуха ещё больше заулыбалась: «А скажи, отчего плодится зло, а отчего….». Не успела она договорить, Рыцарь прервал её: «Зачем эти вопросы сейчас? Зло – есть зло, это все знают и оно должно быть уничтожено и в этом будет моя заслуга, как Благородного Рыцаря. Я приехал уничтожить его!»
«О, как это смело и отважно – продолжала улыбаться безумная Старуха, - но не посчитай за труд, ответь на последний вопрос. Если ты встретишь зло, ты же не будешь сомневаться и раздумывать перед битвой?»
«Нет, конечно! – бросил Благородный Рыцарь, вскакивая в седло, и уже хмурясь, смотрел на Старуху, - Какие могут быть сомнения перед битвой? Я служу идеалам добра и справедливости и сомнения мне не к лицу! Показывай мне дорогу скорей!»
Старуха, наверное, совсем с ума сошла, потому что, не сдерживаясь уже, откровенно хихикала, но клюкой ткнула в одну из сторон. Рыцарь пришпорил коня и, действительно, в указанном направлении вскоре увидел дорогу. Он мчался по ней навстречу своей судьбе. Только копыта коня стучали в ритме бешеного сердца. Вскоре он выехал к подножию лесного холма. В холме была огромная тёмная пещера, а вокруг были разбросаны, поломанные копья, погнутые рыцарские шлемы. И среди этого сидела Прекрасная Девушка, обхватив руками голову, и плакала.
Прекрасная Девушка увидела Рыцаря, хотела что-то сказать, но её лицо исказила гримаса отчаяния. А Рыцарь Благородный провозгласил  «Я тот, кого ты ждёшь, не волнуйся, я спасу тебя и мир!»
На заплаканном лице Девушки застыло удивление, она хотела что-то сказать, вытирая кулаком слёзы по щекам, но Рыцарь не дал ей произнести и слова. Он взял её за плечи, усадил на валун: «Не переживай и не волнуйся, я долго искал зло и вот я у цели на конец-то, и сейчас я сражусь с ним в честной схватке, спасу тебя и ты станешь свободной!»
Но девушка замахала головой, спрыгнула с валуна и попыталась что-то сказать, вырвался только стон, и она вцепилась в рукав Рыцаря, пытаясь его остановить. Благородной рыцарь решительно освободил свою руку, поцеловал её в лоб и сказал: «Не останавливай меня, я не из трусливого десятка! Я так решил и пусть так и будет, а после победы мы поговорим. Ты мне нравишься, не переживай, я тебя возьму с собой!» С этими словами он решительно направился в пещеру. Сбылись  желания Благородного Рыцаря,  он сейчас вступит в решающую битву.
Как Рыцарь и ожидал, в пещере спал огромный мерзкий Дракон. Рыцарь стукнул его мечом по хвосту. Чудовище проснулось, зашевелило чешуйчатым телом и уставилось на Рыцаря немигающим змеиным взглядом.  Рыцарь кинулся в атаку и нанёс первую рану Дракону. Тот отпрянул, и что-то стал шипеть и шептать. Но рыцарь не стал ждать и опять атаковал это исчадие зла, Дракон   смог только отбиться хвостом и что-то стал говорить на непонятном драконьем языке. Вторая рана была уже серьёзней, из неё лилась голубая тягучая драконья кровь. Дракон смотрел на меч и отступал в угол пещеры. Рыцарь в запале битвы вскричал: «Ах, ты ещё и трус!» и вновь кинулся в атаку. Ещё мгновение и клинок воткнулся бы дракону в сердце, но тут Рыцарь почувствовал удар сзади по голове. Так ничего и не понимая, Рыцарь упал на пол, последнее, что он заметил, это цепи на ногах дракона…
Когда же очнулся Благородный Рыцарь, его руки и ноги были крепко связаны и лежал он у костра. В костёр подбрасывала сухие сучья Прекрасная Девушка, а Старуха колдовала над чаном, в котором варилось и булькало зелье.
Прекрасная Девушка сказала: «Бабушка, ну сколько ещё нам этих рыцарей ждать и встречать, одно и то же каждый раз»
Старуха захихикала: «Терпи, внучка, это будет до тех пор, пока благородные рыцари не начнут думать и рассуждать, когда и для чего использовать свою силу и отвагу. До тех пор, пока не станут отделять истинное зло от названного. До тех пор, пока они не начнут искать добро и отстаивать его, вместо того, чтобы искать зло и своим безрассудством увеличивать его».
Прекрасное лицо девушки опять исказила гримаса боли и она обхватила голову руками.
«Да что с тобой сегодня? - спросила Старуха, - и вечером ревела как белуга, вон и глаза от слёз красные!»
Девушка ответила: «Да я тебе весь день твержу – … зуб у меня болит!»
«А, вот чего! – сказала Старуха, зачерпывая в кубок зелье с чана, - ну погоди, сейчас с этим новым Драконом разберусь и заговорю я тебе твой зуб!»
Вливая зелье нашему Рыцарю, Старуха сказала: «Прощай, старый Дракон, да здравствует, новый Дракон!»
Ну вот и кончилась наша сказочка… Да-да, понимаю, дорогие читатели, вы скажите, а где же счастливый конец? Сказка-же!
Отвечу, куда же вам счастливей! Старуха довольная греется у ночного костра, рядом спит уже исцелённая Прекрасная Девушка, она всё также прекрасна и всё ещё ждёт рыцаря. Из зачарованного леса выезжает на коне другой Рыцарь, да, он ранен, рука и бок его перевязаны, но в глазах его светится понимание и мудрость истинного бойца во имя добра. Жители окрестных деревень, ничего не приобрели, однако ничего и не потеряли. И только в пещере недовольно ворочается новый Дракон, почёсывая чешую. Но и он не в накладе, так как и он имеет теперь возможность научиться делать  очень кропотливую и очень нужную работу, думая и размышляя, отделять зло от добра, ведь так легко, не разобравшись, принять одно за другое.

+2

55

Сегодня совсем не спалось, мысли текли ровным потоком далеко и отстраненно. Мозгу как и телу нужна пища, а ее не было. Все что было накоплено уже пять раз обглодано и больше там ничего не наскребешь. Наверное поэтому он особо не сопротивляясь согласился на авантюру. Да звучит смешно, но для него это было именно так. Сам факт пребывания в живом мире будоражил. Он осознал, что давно забыл как должен себя вести вне пределов своих владерий. Он смотрел на них,  и отражался в их глазах как в зеркале. Нет, он был даже не разочарован, а слегка шокирован, от него ничего не осталось, т.е совсем, т.е. абсолютно. Он замечал это и ранее, но наверное не хотел признавать. То самое шестое чувство когда не знаешь, что ты давно труп, что это твой холод, отгреть труп дело глупое и  бессмысленное. Странно но нервные окончания еще живы...

0

56

Он сидел за столиком маленькой уютной кафешки и наблюдал за спешащими куда то людьми. Мир сильно изменился. Нет не мир, просто краски. Краски парпллельной реальности были ярче. Внутри все сжималось как будто кто то лил кислоту маленькой струйкой. Все было до боли родное и знакомое и вместе с тем уже чужое. Он отчетливо понимал что ему больше нет места в этой реальности, и только один шаг отделяет его от другой, чужой и холодной. Но так легла карта.

0

57

Этот отрывок из фантастического произведения прислала мне когда-то давно Аблулхак в подтверждение аргументов темы, которую мы обсуждали, об испытаниях судьбой (тему в последствии удалили по просьбе автора). Отрывок размещаю здесь, потому что часто о нём вспоминаю и он, как мне кажется, очень интересен .... хотя, и жесток в меру.... (впечатлительным не читать, обсуждать его я так же не намерена))

234 — ИНТЕРВЬЮ СО СМЕРТНЫМ (18+)

234 — ИНТЕРВЬЮ СО СМЕРТНЫМ "Интервью со смертным ", изложенное и проиллюстрированное журналистом Максимом Вийяном. Сцена разворачивается на последней границе Рая, у подножия горы света, где председательствуют три архангела — арбитра наших судеб. Действующие лица: три архангела плюс Шарль Донахью, свежескончавшийся индивидуум. Ангел хранитель Шарля Донахью на заседание явиться не смог по уважительной причине. Впрочем, это никоим образом не повлияет на содержание и тяжесть судебного вердикта.
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ ГАВРИИЛ : Бонжур, мсье Донахью.
ДУША : Где я? Усопший озирается вокруг, массируя при этом левое плечо своей эктоплазмы, откуда недавно была ампутирована рука. Он поднимает голову, разглядывая холм Последнего Суда и трех судей архангелов, занятых манипуляциями с прозрачными шнурками, на которых виднеется масса завязанных узелков.
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ МИХАИЛ : Вы находитесь в Центре ориентации душ и сейчас мы проведем взвешивание вашего прошлого существования. ДУША : Взвешивание?
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ РАФАЭЛЬ : Судить будем. Ваша жизнь подвергнется ревизии, чтобы мы смогли оценить ваше поведение и решить, есть ли основания закончить с вашим циклом перевоплощений на Земле.
ДУША : Я себя хорошо вел.
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ ГАВРИИЛ (перебирая документы): Ну, это вы так говорите.
ДУША : Я пока в очереди стоял, то слышал, что у меня есть право на адвоката, моего ангела хранителя. Его что, здесь нет?
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ МИХАИЛ : Да, действительно, вам предоставлено право требовать присутствия своего ангела хранителя, а также личного демона. Выяснилось, что оба они в настоящий момент заняты неотложными делами в нижнем мире. Вы, возможно, знаете, а может быть, и не знаете, что ангел хранитель приписывается вам согласно дню вашего рождения. В общем, одному из прочих, рожденных в один день с вами, срочно понадобился как ангел хранитель, так и личный демон. Достойная сожаления ошибка, вызванная чрезмерным лицензированием. Обстоятельства эти, конечно, исключительные, но здесь они не играют роли. Не беспокойтесь: вас осудят беспристрастно. Сознания вашего ангела хранителя и личного демона витают над этой горой и мы слышим их одновременно.
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ ГАВРИИЛ : Ваше дело будет рассмотрено с самой высокой объективностью. Здесь вы находитесь в месте полной справедливости. Мы уже и так все о вас знаем. Вплоть до намерений, которые предшествовали всем вашим поступкам. ДУША (горячась): Меня не в чем упрекнуть. Я себя хорошо вел. Женился. Детей трое. Перед смертью оставил семье неплохое наследство. Если хотите знать, это для них вообще должен быть хороший сюрприз. С
УДЬЯ АРХАНГЕЛ РАФАЭЛЬ (пока Гавриил рассматривает прозрачный шнурок с кучей узелков): Не это означает «вести себя хорошо». Вы эти узлы видите? Каждый соответствует одному из поступков в вашей жизни. В узлах мерцали пузыри воспоминаний, похожие на те, что встречают покойников за первой коматозной стеной.
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ РАФАЭЛЬ : Вы упоминали про свою жену. Здесь я вижу, что она из за вас часто рыдала. Вы ведь ей изменяли, не правда ли? С одной клинической идиоткой, к тому же.
ДУША (обречено): Да ведь обычаи достаточно свободные, в наши то дни…
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ ГАВРИИЛ (очень сухо): Элементарное прелюбодеяние. Минус 60 очков. (Разглядывает другие пузыри). Про детей своих тоже упоминали. Но разве по настоящему вы ими занимались? Здесь я вижу, что вы всякий раз устраивали так, чтобы уехать в отпуск в момент их рождения, а впоследствии, под предлогом деловых командировок, вы бежали от ночного детского плача, причем настолько удачно вы все это делали, что жена ваша всегда оставалась одна именно в тот момент, когда нуждалась в вас больше всего.
ДУША: У меня всегда работы было поверх головы и я из сил выбивался именно что ради своей семьи. И потом, при каждом возвращении я детей заваливал подарками.
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ МИХАИЛ : Вы считаете, игрушки заменяют отца? Сожалею. Минус 100 очков.
ДУША: Это что за очки такие?
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ РАФАЭЛЬ : Чтобы завершить реинкарнационный цикл и стать мудрецом, требуется набрать 600 плюсовых очков за последнее пребывание на Земле. Пока что вы в минусе на 160. Продолжим. (Разматывает бечевку, пока не добирается до серии из белоснежных узелков). Вы отправили своих престарелых родителей в дом призрения третьей категории, после чего навещали их не чаще раза в год. ДУША: Они уже ничего не соображали. А потом, я правда был работой завален по самое гор…
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ ГАВРИИЛ : Когда они вас воспитывали, было время, когда вы тоже, как вы сами выражаетесь, ничего не соображали. Как насчет недержания мочи, к примеру? Писк, вопли, расхлюстанный вид, весь закаканный, слюни текут, на ногах стоять не может. А вот ваши родители терпели, выносили все ваши капризы.
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ МИХАИЛ : И еще, что вы все на работу спихиваете? Давайте тогда поговорим про вашу секретаршу!
ДУША (застигнутая врасплох): Вы и об этом знаете?!
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ РАФАЭЛЬ : Мы здесь знаем все и видим все. Все записываем. Ваши родители были в отчаянье, что не могут с вами свидеться. Вы их бросили, по настоящему бросили. К тому же, чем больше человека навещают в доме престарелых, тем лучше к нему относятся санитарки и если к кому то мало внимания, они начинают считать, что он никому не нужен. В результате персонал либо забывает про него, либо начинает третировать.
ДУША : Да я им и подарки посылал.
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ МИХАИЛ : Всегда одни и те же. Они даже перестали за ними приходить. Все, о чем им мечталось — это видеть вас. С женой. С детьми.
ДУША : А вы не преувеличиваете? Не настолько же им было плохо, в том доме престарелых. Всякий раз, как я приходил, они меня уверяли, что все в порядке…
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ ГАВРИИЛ : Да потому, что, несмотря ни на что, они вас любили и не хотели вызывать чувство вины! Еще минус 100 очков! Не блещем, да? Уже докатились до —260.
ДУША : Постойте. Что то у вас слишком все просто. Посудили порядили, да и осудили. Можно подумать, у вас все уже заранее решено, к тому же смотрите вы только на плохие стороны. А я много чего хорошего сделал в нижнем мире.
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ МИХАИЛ : Вы это о чем?
ДУША : Я завод выстроил! Я давал места безработным, я кормил их семьи, я создавал вещи, что людям жизнь скрашивали! Э эх!
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ ГАВРИИЛ : Хорошо, давайте поговорим о вашем ликероводочном заводе. Он всю область отравил своими отходами.
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ МИХАИЛ : А какие условия труда! Вы создали там обстановку вечной вражды между трудовым коллективом и администрацией. Вы натравливали их друг на друга, — конечно: разделяй и властвуй!
ДУША : Деление структуры предприятия на производственные единицы — это один из законов современного менеджмента. Вы не имеете права упрекать меня за выводы, сделанные экономистами!
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ ГАВРИИЛ : За завод: минус 60 очков. Уже 320 ниже нейтрального уровня. А сейчас мы сюда добавим пустячков россыпью.
ДУША : Пустячков?! А это что еще такое?!
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ РАФАЭЛЬ : За все ваше существование вы совершили, я цитирую: 8 254 акта лжи с нанесением ущерба окружающим; 567 актов малодушия неквалифицируемого и 789 актов трусости с отягчающими обстоятельствами; раздавили шинами 45 мелких животных в ассортименте. Кроме того, мсье голосовал за кого ни попадя на выборах, мсье любил искушать серебряными ложками и потом ловить за руку прислугу, мсье раскатывал в очень шумном автомобиле, мсье… ДУША (эктоплазма Донахью в панике): Да вы меня здесь прямо ублюдком каким то выставляете, честное слово!
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ РАФАЭЛЬ : Этого я не говорил. (Еще раз пролистывает пучок веревок с узлами, откуда выскакивают воспоминания, словно пузырьки газа из шампанского): Вы регулярно сдавали кровь. Плюс 20 очков. Вы спасли автомобилиста на дороге, вытащив его из горящей и готовой взорваться машины. Плюс 50 очков. Вы отдали свою старую одежду в Армию спасения, вместо того, чтобы просто выкинуть ее в мусорный ящик. Плюс 10 очков.
ДУША : И не забудьте, кстати, обстоятельства моей смерти.
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ ГАВРИИЛ (по прежнему уставившись в пучок веревок): Действительно, они заслуживают внимания. Вы врезались в платан, стремясь объехать велосипедиста, когда прямо на вас выскочили два грузовика, пытавшихся друг друга обогнать. Кстати, их шофера стоят прямо за вами, ожидая своей оче…
ДУША : Ой!
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ ГАВРИИЛ: Да, должен признать, на этот раз реакция у вас сработала хорошо. 10 плюсовых очков, хотя вы могли бы получить и больше, если бы, помимо велосипедиста, спасли еще и платан.
ДУША : Что?!
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ МИХАИЛ : Ну разумеется. Это был юный платан, не просивший ничего, только чтобы ему дали возможность спокойно расти и осенять своей тенью автошоссе, а вы… вы его сломали напополам! В следующий раз уж будьте поумнее, отверните и от грузовиков, и от велосипедиста, и от платана. Врезайтесь себе в придорожную канаву. Может даже, у вас от этого машина вспыхнет. Здесь на сгоревших заживо хорошо смотрят.
ДУША : Потому что это жуткий конец?
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ РАФАЭЛЬ : Чем болезненнее смерть, тем ближе она к мученичеству. Смерть в огне принесла бы вам бонус в 100 очков!
ДУША : А что вы такое говорили про какой то следующий раз?
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ ГАВРИИЛ (очень терпеливо): Надо набрать 600 очков, чтобы закончить реинкарнационный цикл. Мы вам уже об этом сообщали в начале взвешивания. Вы же закончили свое существование с общей оценкой в —230 баллов. Не так уж и плохо.
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ МИХАИЛ : В особенности если учесть, что мсье находится пока что на своем 193 м перевоплощении в человеческой форме. Мы можем только вернуть вас в другое тело. На следующем экзамене попытайтесь все таки получше проявить себя, чем на эти жалкие —230 баллов. ДУША (обеспокоено): В другое тело?
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ МИХАИЛ : В другое тело, другую жизнь. Жизнь, которую вы сами себе сейчас изберете.
ДУША (со все более и более ошалелым видом): Разве можно самому выбрать жизнь?
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ ГАВРИИЛ: Конечно, в жизни всегда получаешь то, чего выбрал.
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ МИХАИЛ : И к тому же, мы здесь как раз на службе душ. Нас сюда за тем и поставили, чтобы помогать вам улучшаться. То, что мы вас перевоплотим — это все для вас же самих делается, чтоб вы развивались.
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ РАФАЭЛЬ : Мы предоставим вам возможность исправить ошибки, допущенные в предыдущих жизнях. Прежде чем отправиться в свое новое существование, вы сами выберете свои достоинства и недостатки. Так, посмотрим, что у нас есть по цене —230 очков. Три архангела вызывают к себе двух серафимов, которые, не переставая ни на секунду, витали у них над головами в течение всей этой сцены. Они тут же доставили связки веревок с пузырями, набитыми информацией.
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ РАФАЭЛЬ : Ну вот, здесь у нас совершенно свежая опись всех будущих родителей, которые прямо в данную секунду занимаются любовью.
ДУША : Я могу выбрать себе родителей?
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ МИХАИЛ : Сколько раз я вам должен повторять, что можно выбрать жизнь? Но смотрите, не ошибитесь! Итак, каких предпочитаете родителей, построже или помягче?
ДУША (сбитая с толку): Хм м… А разница есть? Серафимы проецируют телепатическое изображение. Толстый господин и полная дама в постели, обнаженные, занимаются поисками позы, в которой ни один из партнеров не придушит другого своим весом. Тщетно испробовав «он сверху, она снизу», напрасно промучившись, когда «она сверху, он снизу», они, наконец, устраиваются на боку, как две ложечки. Звонит телефон, но женщина делает знак мужчине, мол, не отвечай. Тот весь красный и вспотевший. Он шумно сопит. Женщина гримасничает и рвет его за шевелюру.
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ ГАВРИИЛ: Мсье и мадам Деронье, симпатичная пара. Мягкие, заботливые, любящие. Единственный минус: их профессия. Владеют рестораном и их предприятие несколько перегружено запасами. По вечерам они вынуждены добирать все недоеденное: их специализация — тушеная свинина и гусятина с бобами, а также шоколадные профитрольки. С такими родителями у вас очень скоро начнется ожирение. Ну как, они вас заинтересовали, эти Деронье?
ДУША (с отвращением созерцая эту пару и их неуклюжие забавы): Понятное дело, что нет.
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ ГАВРИИЛ: У всех родителей есть свои преимущества и свои недостатки. С вашими оценками большой разницы между ними не будет. Демонстрация нового телепатического изображения.
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ РАФАЭЛЬ : Семейство Поллет. Отец работает в налоговом бюро, много курит, пьет еще больше. Мать не умеет ни читать, ни писать, послушна как забитая собака. По вечерам мсье Поллет возвращается пьяный вдрызг и порет всех подряд, как супругу, так и детей. С ним ремень не залежится, могу вас в этом заверить. И впрямь, вышеозначенный мсье Поллет сейчас занимался тем, что шлепал и до крови карябал ногтями ягодицы своей жены. Та же, ничуть не жалуясь, издавала стоны экстаза.
ДУША: Да ведь они же садомазохисты! Не ет, так дело не пойдет. Следующих, пожалуйста!
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ ГАВРИИЛ (с сомнением в голосе): За —230 баллов…
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ МИХАИЛ : Сурнаши. Шикарные, милые. Молодые, спортивные, всегда в ударе, с отличными родственниками. Масса друзей, часто ходят по ночным клубам, путешествуют по всему миру. Все это сопровождалось показом красивой пары, сплетенной в объятии под простынями.
ДУША (весьма заинтересованно): Ну наконец то! Ведь есть же что то, кроме монстров!
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ ГАВРИИЛ: Не так все просто. Поглощенные своим собственным счастьем, они предоставят вам возможность делать все, что заблагорассудится, но на их динамичном фоне вы будет выглядеть вечно в тени, робким и застенчивым.
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ РАФАЭЛЬ : Сначала вы будете им завидовать, потом начнете ненавидеть. Со своей стороны, папа и мама Сурнаш будут так заняты своей влюбленностью друг в друга, что на вас их внимания уже не станет хватать. Ребенком вы будете вечно хмурым и кислым. Они даже в шестьдесят лет будут выглядеть молодо. Вы же к двенадцати годам станете походить на маленького старика. Поскольку трудно принять идею, что можно питать отвращение к собственным родителям, вы начнете ненавидеть всех и каждого.
ДУША: Ладно, ладно, понял уже. А еще кто?
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ РАФАЭЛЬ : Мы обязаны показывать вам и хорошие и плохие стороны вещей, даже если из за этого у вас осложнится выбор.
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ МИХАИЛ : Подумайте о Гомелинах. Пара уже пожилая, потеряли всю надежду завести ребенка. Но благодаря современной технике оплодотворения in vitro , эта дама, хотя и будучи уже в менопаузе, окажется способна родить. В этой семье вы появитесь как неожиданный подарок. Вас будут баловать на полную катушку. Вы же их будете любить и даже обожать.
ДУША (уже недоверчиво): Так в этот то раз где загвоздка? Доведут меня до ожирения конфетами? Будут пороть за каждую плохую оценку, потому что хотели бы гордиться моими школьными успехами?
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ ГАВРИИЛ: Нет. Они, конечно, старомодные, но мягкие.
ДУША: Ну что, тогда мне нравится.
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ РАФАЭЛЬ : Вы уверены? Вас будут любить так, что вы окажетесь не в состоянии покинуть семейный кокон. Вы будете вечно сидеть дома, отгородившись от всех, неспособный открыться никому. Вы будете так восхищаться своей матерью, что ни одна женщина в мире не сможет сравниться с ней в ваших глазах. Ни одного мужчину вы не сможете поставить рядом со своим отцом, таким мудрым и понимающим.
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ МИХАИЛ : И еще. Они уже состарились и скоро умрут. Вы окажетесь покинутым сиротой. Вы обнаружите себя в положении выпавшего из гнезда птенца, который еще не научился летать. Вы будете жить, беспрестанно сожалея о том, что родители вас оставили.
ДУША (в отчаянье): Может, в запасе еще кто есть? На ковре роскошно обставленной комнаты возилась какая то пара. СУДЬЯ АРХАНГЕЛ ГАВРИИЛ: Семейство Ширубли. Пока что еще в состоянии обниматься, но через несколько дней произойдет разрыв.
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ МИХАИЛ : Разведенные родители. Вас отдадут матери. У нее уже есть любовник, который не выносит детей. Вас будут запирать в шкаф, чтобы можно было спокойно заняться любовью. Мать будет бить вас за каждую слезу, боясь, что детский плач заставит ее любовника уйти. Иногда отец будет забирать вас на субботу с воскресеньем, но он больше будет интересоваться своими любовницами, чем вами.
ДУША: Чем дальше в лес…
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ РАФАЭЛЬ : Ну зачем же так мрачно? У этих родителей есть и кое какие положительные стороны. Они вырастят вас агрессивным, желающим отомстить миру за свою судьбу. Вы станете презирать женщин, вечно напоминающих вам о матери. Это сочетание сделает вас совершенно неотразимым, вы окажетесь великим соблазнителем. Кроме того, вы будете ненавидеть всех мужчин из за своего отца и поэтому станете жаждать власти, чтобы их покрепче прижать. Вот как раз после такого несчастливого детства и становятся руководителем могучего концерна или государственным мужем с крепкой хваткой.
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ МИХАИЛ : Плюс к тому, вам достаточно будет только упомянуть про свое мрачное детство, как все тут же начнут вас жалеть и прощать гадкий характер.
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ РАФАЭЛЬ : И если вы напишете свою автобиографию, она будет продаваться, как я не знаю что, продюсеры станут глотки друг другу рвать за право ее экранизировать. Люди обожают истории про несчастное детство. Эктоплазма Донахью на секунду заколебалась. Довольно очаровательной казалась эта пара, что забавлялась на ковре. Затем мертвец взял себя в руки. ДУША: Не желаю быть ни Козеттой, ни Гаврошем. Следующий кадр, пожалуйста.
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ ГАВРИИЛ: —230, сожалею, это все, что мы можем вам предложить. Ожиревшие трактирщики, пьющие служащие, баловни всего света, пожилые родичи и злые разведенцы. Выбирайте побыстрее, потому что еще надо решать насчет инвалидности.
ДУША: Да вы ж меня заставляете выбирать между хреном и редькой!
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ РАФАЭЛЬ : Раньше надо было думать. Если бы вы лучше вели себя со своими родителями, женой и детьми, то были бы и баллы повыше, а с ними и лучший выбор. У мертвеца перед вами было только —20, так что мы смогли предложить ему приличную семью виноторговцев. Симпатичные люди, дадут ему отличное образование и, без сомнения, шанс стать более мудрым, чтобы больше уже не реинкарнировать.
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ ГАВРИИЛ: Еще есть возможность родиться в стране третьего мира. Наесться досыта вам не придется, но зато воспользуетесь душевной обстановкой. Д
УША: Раз уж все равно страдать и менять одну жалкую жизнь на другую, то я предпочел бы не эмигрировать.
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ МИХАИЛ : Ну хорошо. Я не хочу как то влиять на ваш выбор, но лично от себя я посоветовал бы злых разведенцев. Чем больше вы страдаете в этом существовании, тем больше очков вы можете набрать для своей следующей жизни. Всегда надо смотреть в длительной перспективе. Одно существование, оно ведь такое скоротечное. Вокруг серафимы развесили телепатокартинки всех предложенных пар.
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ РАФАЭЛЬ : По моему мнению тоже: хороший выбор. Позволит вам прогрессировать. Поначалу будет нелегко, но со взрослого возраста у вас будет кое какая компенсация. ДУША (обращаясь к Гавриилу): А вы как считаете?
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ ГАВРИИЛ: Я бы скорее выбрал семейство Поллет, с их пьяным отцом садистом. Я совершенно убежден, что надо не колеблясь хвататься за гнилое детство. Хуже уже не будет, наоборот, дела должны только улучшаться. Только представьте себе тот радостный день, когда отец больше не осмелится вас бить, потому что вы станете сильнее его. Или даже еще более радостный день, когда вы покинете отеческий дом, хлопнув дверью, так сказать, им прямо в лицо, в эту их тираничес…
ДУША: Но вы же сами меня критиковали, дескать, забросил родителей!
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ РАФАЭЛЬ : Каждая жизнь разная. Не существует абсолютного критерия. Вполне нормально изыскивать пути, как избавиться от влияния недобрых родителей. Но учтите, простив их позднее, вы могли бы заработать себе бонус. Несколько плюсовых очков никак не помешали бы! Эктоплазма Шарля Донахью углубляется в длительное раздумье, пристально изучая проекции каждой пары.
ДУША (вздыхая): Ладно, согласен на злобных разведенцев.
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ МИХАИЛ : Ну вот и славно. Так и запишем: настоящим вам поручается через девять месяцев родиться в семье Ширубли.
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ ГАВРИИЛ: Предлагаю сейчас перейти к вопросам здоровья. Тут тоже у вас имеется право выбора. С вашими —230 баллами вы обязаны выбрать две любые позиции из нижеследующего списка: парализующий ревматизм, язва желудка с прободением, хроническая острая зубная боль, хроническая невралгия лица, регулярные нервные припадки, близорукость на грани слепоты, тугоухость, стандартный комплект судорог, неистребимый, но дальнобойный запах изо рта, чешуйчатый лишай, хронические запоры, пресенильное слабоумие, паралич левой верхней конечности, заикание, хронический бронхит, астма. Все.
ДУША: Уйя а!
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ ГАВРИИЛ: Поторапливайтесь, или я сам за вас решу. Вы всю очередь держите!
ДУША: Ладно, будь что будет: язва и астма.
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ ГАВРИИЛ (внося пометки): Неплохо. Мсье, можно сказать, знаток.
ДУША: Да нет, я просто в своей предыдущей жизни уж так страдал от хронического бронхита, уж так страдал… Да и зубами вечно мучался. Вообще, невыносимо. Вот, решил поменять.
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ ГАВРИИЛ: И еще одна маленькая формальность. Вы кем хотите родиться: мужчиной или женщиной?
ДУША: Та ак. А какая разница?
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ ГАВРИИЛ: Мужчиной вам придется выполнять все законы, предусмотренные для военнообязанных, причем средняя продолжительность жизни составит восемьдесят лет. Женщиной будете рожать в боли и проживете порядка девяноста лет.
ДУША: Минуточку. Ежели я рожусь женщиной, то не смогу стать обаятельным шефом и великим соблазнителем, как вы мне тут наобещали.
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ МИХАИЛ : Вот вам, пожалуйста, еще один. Что ж вы заранее все только мужчинам оставляете? Вы ошибаетесь. Будущее принадлежит тираническим женщинам. Тиранкам, так сказать. Тут достаточно только обернуть роли. Все мужчины будут валяться у ваших ног и ничто не помешает вам в полной мере проявить свою власть доминатриссы. И обычаи, кстати, тоже не стоят на месте. Все чаще и чаще можно видеть женщин во главе государств или предприятий.
ДУША: А роды, это правда очень больно?
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ РАФАЭЛЬ : Рекомендую эпидуральное родоразрешение. И потом, знаете, женский сексуальный оргазм в девять раз сильнее мужского. Только женщины знают, как получать настоящее удовольствие.
ДУША: Да уж вам, конечно, виднее.
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ МИХАИЛ : А вы, собственно, как думали? Почему вообще девочек рождается больше? Люди, знаете ли, интересуются, прежде чем выбирать. ДУША: Ладно, хорошо, отлично, женский пол, ура.
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ ГАВРИИЛ: Ну а теперь перейдем к вашей глобальной миссии. Вы, разумеется, об этом и понятия не имеете, но вашей душе уже семьсот тысяч лет как поручена задача полностью революционизировать живопись. И знаете, чего вы добились? Н и ч е г о ш е н ь к и, кроме идиотских каракулей на полях школьных тетрадок. Вы ничем не воспользовались из ваших прошлых жизней для решения поставленной задачи.
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ РАФАЭЛЬ (разочарованно): И вот почему человечество тащится позади по всем направлениям… Достаточно кому то одному не реализовать свое призвание на земле, как искусство или наука уже не могут дальше развиваться!
ДУША: При всей той занятости, что была внизу, я и минутки не мог выкроить на досуг.
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ МИХАИЛ (раздраженно): Да вы что, сюда пришли издеваться над нами? Я здесь вижу, что в предыдущих жизнях вы работали охотником на мамонтов, водителем телеги, камергером в каком то замке, исследователем Африки, ныряльщиком за жемчугом, киноактером… И вы еще заявляете, что при всем при этом не могли отыскать одну малюсенькую неделю, чтобы, по крайней мере, нарисовать картину?
ДУША: Боюсь, я об этом никогда и не думал.
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ ГАВРИИЛ: А надо бы. Все человечество вас ждет, пока вы не внесете, наконец, свой живописный вклад. Из за вашего разгильдяйства искусство никак не может обрести второе дыхание. Сотни, — вы понимаете, сотни! — живописцев и графиков ждут вас, чтобы потом самим развить и обогатить эту вашу художественную посылку. В результате многие умерли, так ничего и не нарисовав.
ДУША: Нет, правда, мне очень жаль. Даю слово, что в этот раз уж так постараюсь, что… Но, кстати, эта вот живопись, это же занятие для неудачников. Надо ждать лет пятьдесят, пока тебя не признают.
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ ГАВРИИЛ (насмешливо): Что, мсье торопится, поезд отходит? У вас девяносто лет на размышления и покупку кистей, и все равно не хватает?
ДУША: И потом, женщиной мне будет сложно пробиться…
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ РАФАЭЛЬ : Трудности лишь подчеркнут ваши достоинства. Если ваша работа окажется такой же глубокой, как мы на это рассчитываем, если вы создадите вторую Джоконду , я готов дать вам 700 очков премиальных прямо на следующем экзамене. У вас при этом может быть целых 100 минусовых баллов! В промежутках между писанием картин сможете дебоширить сколько угодно.
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ ГАВРИИЛ : Впрочем, если мсье сильно торопится, можем задействовать гамбит Моцарта.
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ МИХАИЛ : Гамбит Моцарта, отличная мысль!
ДУША (заинтересованно): Это что такое?
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ ГАВРИИЛ : Вы очень рано начнете создавать шедевры, получите средненькое признание, будете едва едва зарабатывать на жизнь, продолжите творить не только в огромном количестве, но и с высочайшем качеством, а потом — бац! и умрете в молодом возрасте. В тридцать пять, как и Вольфганг Амадей Моцарт. Ну, может, и в тридцать девять. Это уж как вы сами договоритесь.
ДУША (крайне заинтересованно): Заманчиво. Я охотно принимаю ваше предложение. Мерси большое.
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ ГАВРИИЛ : Подождите, мы еще не закончили. Остается выбрать вашу смерть.
ДУША: Мою смерть! Да я ж умер уже!
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ ГАВРИИЛ : Я говорю про вашу следующую смерть. Мы все должны решить заранее.
ДУША: Вы хотите сказать, что в прошлый раз я сам выбрал тот идиотский платан?
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ ГАВРИИЛ : Ха! А вы как думали? Нуте с, чего сейчас желаете? ДТП, передозировка кокаина, покушение с стороны завистника или поклонника? У нас имеются все смерти, какие душе угодно: полицейские издевательства, горшок с цветами на голову, утопление, самоубийство. Чем больнее и страшнее смерть, тем больше премиальных очков. За свои 500 баллов премии многие мученики шли на костер и смогли на этом закончить свой цикл реинкарнаций. В ту эпоху модным было бессмертие через огонь. Сейчас можем предложить вам аналогичное, но более современное, средство: 300 очков за смерть на электрическом стуле при вашей полнейшей невиновности или если вы согласитесь на рак с метастазами по всем органам.
ДУША: Тем хуже для премиальных. Я хочу умереть в своей постели и быстро, без мучений и даже не понимая этого. Хочу заснуть живым, а проснуться мертвым.
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ РАФАЭЛЬ : Сожалею, эктоплазма Донахью, но за ваши минус 230 баллов мы не в состоянии предложить вам более или менее приятную смерть. Ваш уход из жизни должен быть неестественным. Кстати, вашим будущим шедеврам это придаст особую прелесть. Вспомните о Ван Гоге! Вот вам человек, умевший хорошо рисовать, страдать и болезненно умирать. Одним махом он заслужил свои 600 очков и смог покончить с реинкарнационным циклом. Стал чистым духом. Берите с него пример.
ДУША (жалобно): Но я же не хочу страдать!
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ ГАВРИИЛ : А между прочим, на Землю идут не ради развлечений. И к тому же, с этими новыми родителями вы с самого начала можете на розы не рассчитывать!
ДУША: Да что ж такое! Ладно, пусть будет самоубийство. Но самоубийство быстрое, скоротечное даже, и не очень болезненное.
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ ГАВРИИЛ : Выброситесь тогда из окна.
ДУША: Невозможно. У меня всегда голова кружится от высоты.
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ РАФАЭЛЬ : Перережьте вены, лежа в ванне с теплой водой. Но имейте в виду, если хотите, чтоб не было осечки, запястья придется резать глубоко. Иначе не получится. Так что получше заточите свою бритву. На эктоплазме Донахью выражение тоски и отчаянья.
ДУША: Ладно, выбираю самоубийство через бритву…
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ ГАВРИИЛ (читая узлы на пучке веревок): Итак, подведем итоги. Мы договорились до следующего: вы родитесь женщиной с язвой желудка и астматическими приступами. Разведенные родители будут вас бить, как им вздумается. Вы захотите как можно скорее нарисовать свою ненавистную картину. Умрете в собственной ванне с распоротыми венами. Прочее оставляем на ваше усмотрение, можете импровизировать. Ну что, вызываем следующего?
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ РАФАЭЛЬ : Сейчас, допишу вот сигнальную ведомость.
ДУША: А это что еще за штука?
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ ГАВРИИЛ : Подсудимый, не мешайте работать. Определяем кое какие характеристики. Тут ваше мнение ничего не значит, мы сами все подсчитаем.
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ МИХАИЛ : Так, приступим, по уровням: Физическая сила: ниже среднего. Красота: выше среднего. Сила взгляда: выше среднего. Звучность голоса: средняя. Обаятельность: значительно выше среднего. Способность к остроумным замечаниям: ниже среднего. Способность лгать: выше среднего. Способности к технике: ниже среднего.
ДУША: Это что значит?
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ ГАВРИИЛ : Это значит, что мадам с трудом сдаст на водительские права и будет беспомощна перед неработающей стиральной машиной. Все.
ДУША: Подумаешь! Раз я буду красивой и умной, то всегда найду, кто мне все починит.
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ МИХАИЛ : Я продолжаю: Ум: средний. Способность к обольщению: выше среднего. Выносливость: ниже среднего. Упрямство: выше среднего. Общая раздражительность: выше среднего.
ДУША: Я буду раздражительной?
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ ГАВРИИЛ : В достаточной степени, да.
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ МИХАИЛ (недовольный непрерывными помехами и повысив голос): Способность к игре на музыкальных инструментах: ниже среднего. Способность к стрельбе из револьвера: выше среднего. Вкус к спортивным играм: ниже среднего Желание завести ребенка: среднее.
ДУША: Вы все так за меня решаете, может, еще что нибудь такое объявите? Может, у меня талант к решению кроссвордов? Для свободно выбираемой реинкарнации что то слишком уж много заданных условий. Я протестую.
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ МИХАИЛ : Вот видите, вы уже сейчас раздражаетесь! Давайте заканчивать: Склонность к рукосуйству: выше среднего. Слезливость: выше среднего. Вкус к приключению: ниже среднего. Следующий!
ДУША: Еще один вопрос. Я буду все это помнить?
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ МИХАИЛ : Разумеется, нет. Не будете помнить ничего, даже то, что здесь вообще были. А то слишком просто!
СУДЬЯ АРХАНГЕЛ ГАВРИИЛ : Временами, однако, вам будет казаться, что у вас какие то предчувствия, что то вроде интуиции. Это все, что у вас останется от нашей беседы. Что ж, советуем верить в свою интуицию. Но хватит болтать. Поторопитесь спуститься вниз, пока ваши родители не закончили заниматься любовью, а не то опоздаете на поезд. Але, гоп! Следующий клиент!

+1


Вы здесь » ФОРУМ ОБЩЕНИЯ И ХОРОШЕГО НАСТРОЕНИЯ » Форум общения » короткие истории /мои и найденные/