ФОРУМ ОБЩЕНИЯ И ХОРОШЕГО НАСТРОЕНИЯ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ФОРУМ ОБЩЕНИЯ И ХОРОШЕГО НАСТРОЕНИЯ » Устаревшие темы » Пишу стихи я иногда... Бывает, и рассказы...


Пишу стихи я иногда... Бывает, и рассказы...

Сообщений 1 страница 20 из 33

1

Как это часто бывает, светлые чувства будят творческий талант. Вот и у меня последний мой роман вылился вот в такое стихотворение:
Света луч, темноту рассекая,
Прилетел и с собою принес
Сладкий запах любви и счастья,
Окутанный ароматом роз.

Вдруг вспышка – и все расцветает
Буйством красок волшебного сада,
Многоцветьем и звоном ручья,
Золотого с небес звездопада.

Оглушая мощью своей,
Чувство нежности затопляет.
И луны серебристый поток
День и ночь собою соединяет.

Через овраг одиночества
Радужный мост перекинут.
Тот, кто мечту сотворил,
Никогда не будет покинут.

А бывает, когда какое-нибудь настроение складывается в слова рассказика. Это из довольно раннего творчества. Не судите строго.
Капля дождя
За окном барабанит дождь, и капли его ударяются в стекло, оставляя мокрые дорожки. А если подойти поближе и вглядеться, то можно увидеть, что все стекло снаружи покрыто этими каплями. Но им не сидится на месте. Время от времени какая-нибудь капля срывается со своего места и отправляется в путь, вниз. Она скользит по поверхности стекла, прокладывая извилистый путь между другими капельками. Она зовет за собой, захватывая своих друзей, но не все хотят туда, вниз, в неизвестность, и пройдя чуть-чуть, останавливаются. Но те, которые хотят, примыкают к капельке путешественнице, и она все растет и растет. И когда-нибудь она сорвется со стекла и полетит вниз вместе с другими капельками и узнает, что же там, внизу…

+1

2

Рассказик оч понравился. Люблю такую созерцательность и философствование. :)
Стихотворение - увы... (у меня строгие мерки.)) Если нужны подробности, могу расписать.

Рада появлению нового творческого человека у нас на форуме.  Ставлю + :)

0

3

Шмурзя написал(а):

А бывает, когда какое-нибудь настроение складывается в слова рассказика. Это из довольно раннего творчества.

если это раннее то может быть что нибудь из последнего?? ;) 

Svetik написал(а):

Рассказик оч понравился. Люблю такую созерцательность и философствование.

не буду повторяться.. :lol:  (разве что рассказ применил к своей философии..)

0

4

Svetik написал(а):

Рассказик оч понравился. Люблю такую созерцательность и философствование. 
Стихотворение - увы... (у меня строгие мерки.)) Если нужны подробности, могу расписать.
Рада появлению нового творческого человека у нас на форуме.  Ставлю +

Шпасибо. За рассказик спасибо. Насчет стиха - я и сама знаю, что не поэт я, не поэт. Просто как накатит эмоции какие-нибудь, так и тянет писать.

АЛЬБ написал(а):

если это раннее то может быть что нибудь из последнего??

Из последнего - есть вот один рассказ. Правда, другого плана. Совсем коротенькие рассказы я как-то давно уж  не пишу. Вообще, с тех пор как побывала на литературном форуме, как-то разочаровалась в своем творчестве. Ну, может, хоть кому-нибудь понравится.

Сломанное крыло

В то утро Зоя жутко опаздывала. А раз опаздывала, значит, нервничала -  и все шло из рук вон плохо. Нужной маршрутки все не было. Мимо проехала только одна, да и та – переполненная.
Зоя не поняла, откуда вдруг взялась ее «пятерка» и остановилась прямо перед ней. Оттуда никто не вышел, что было удивительно – Зоя даже не успела поднять руку. Пожав плечами, Зоя забралась внутрь, и маршрутка поехала дальше.
Заплатив за проезд, Зоя глянула на часы мобильного телефона и ничего не поняла. Ведь только что на них было без пятнадцати девять. И вдруг голубые цифры высветили пятнадцать минут девятого. Зоя недоуменно покачала головой. Вроде, вчера не пила. Хорошо выспалась – поэтому и опаздывала. Голова была ясной. Может, телефон барахлит?
- Простите, не подскажете, который час? – на всякий случай спросила Зоя у сидящей впереди женщины в бордовом пальто.
- Восемь пятнадцать, - ответила она.
- Спасибо, - ответила Зоя. По крайней мере, она убедилась, что на работу больше не опаздывает.
А маршрутка ехала, как обычно, принимая новых пассажиров и выпуская тех, кто уже сидел внутри. Поразмышляв, Зоя решила, что просто увидела не то время, когда выходила из дома. Жила-то она одна, подсказать было некому.
- Перед светофором остановите, пожалуйста! – крикнула Зоя, когда маршрутка подъехала к ее работе.
Но на светофоре как раз зажегся зеленый сигнал и водитель остановил на другой стороне
перекрестка. Ну, к этому Зоя давно уж привыкла, поэтому молча выбралась из маршрутки, развернулась, чтобы перейти улицу и тут же на кого-то наткнулась.
- Простите, - проговорила она и хотела двигаться дальше, чтобы успеть перебежать дорогу под последние зеленые минуты, но тут до нее дошло: что-то не то.
Зоя внимательно посмотрела на человека, которого чуть не сбила с ног, и у нее все внутри похолодело. Это был не человек.
Лицом и фигурой он походил на обычного мужчину, чуть за тридцать, светловолосый, широкоплечий, в черном пальто и голубых джинсах. Но за спиной у него были крылья! Да, два прекрасных белоснежных крыла. Зоя ни мгновение не сомневалась, что они настоящие.
Он смотрел ей в глаза. Какой печальный у него взгляд, подумала Зоя
- С вами что-то случилось? – нерешительно спросила она
Он ничего не ответил. Только вздохнул слегка.
Зоя вдруг явственно ощутила аромат свежескошенной травы. Ну откуда взяться этому аромату в самом начале весны?
Ее взгляд скользнул вниз, и к своему ужасу она увидела, что у незнакомца сломано левое крыло – на перьях виднелись капельки крови.
- Вам нужна помощь! Нужно хотя бы перевязать крыло! Вам очень больно? Как это с вами случилось? – проговорила Зоя, нащупывая телефон. Откуда-то она знала, что она просто обязана ему помочь, куда-нибудь его отвезти. Только куда? Не в больницу же. Но и не в ветеринарную клинику, конечно.
- Алло, Анна Валентиновна? Здравствуйте, это Зоя, - сказала она в трубку, судорожно придумывая предлог, чтобы не ходить сегодня на работу. Не говорить же, что она встретила ангела, которому срочно нужна помощь.
- Слушаю, Зоя. Что-нибудь случилось?
- Да, я тут приболела немного. Можно, я сегодня дома посижу? Я потом все отработаю, вы же знаете.       
- Конечно, посиди. Если что, и завтра тебе выходной дадим. Сейчас грипп вовсю гуляет. Ты смотри там, не разболейся. Ты мне в пятницу очень нужна.
- В пятницу буду как огурчик. Спасибо, Анна Валентиновна. До свидания.
Зоя кинула телефон обратно в сумочку и нерешительно посмотрела на своего ангела. Он смотрел на нее. Вроде бы он даже немного повеселел. Отвезу-ка его к себе домой, решила Зоя, а там видно будет. Она быстро поймала маршрутку, посадила ангела, стараясь не тревожить сломанное крыло. Он безропотно подчинился, не сводя с нее глаз. В маршрутке было всего два человека. Странно, они не обращают на нас внимания, подумала Зоя, может, я одна его вижу?
- Скажите, а другие люди вас видят? Или это я одна такая? – нерешительно спросила она. Ангел неопределенно покачал головой. То ли да, то ли нет. Поди разберись.
Всю оставшуюся дорогу они молчали. Так же в молчании добрались до Зоиной квартирки на пятом, последнем этаже.
- Входите, - пригласила Зоя, бросая ключи на столик у двери. – Сейчас обработаем ваше крыло.
Она кинулась на кухню в поисках бинтов и прочих средств первой помощи, потом прошла в гостиную. Каким-то образом он уже избавился от своего пальто, оставшись в белой рубашке, и теперь сидел на табурете. Он молча смотрел, как Зоя раскладывает вокруг него принесенные вещи. Хоть бы сказал что-нибудь, подумала Зоя.
- Так, посмотрим, что тут у вас, - вслух сказала она, склоняясь над крылом. – Первую помощь давно изучала, так что не обессудьте. Ох, и как вас так угораздило? С крыши вы что ли упали?
Перелом-то у него действительно был приличный. Крыло практически согнуто посередине. Содрогнувшись, Зоя осторожно наложила шину, как ее когда-то учили, прибинтовала. Ангел даже не вздрогнул. Может, он еще и боли не чувствует? подумала Зоя, поднимая голову. Он улыбался! Совсем чуть-чуть, лишь уголками губ, но это полуулыбка освещала все лицо ярче солнца.
- Вам не больно? – тихонько спросила она. Он покачал головой. – Сейчас схожу за водой – нужно кровь с перьев отмыть.
- Спасибо, Зоя.
Ей послышалось? Или это он сказал? Голос был тихий, словно издалека. 
- Вы что-то сказали? – переспросила Зоя на всякий случай.
Он медленно кивнул.
- Да. Спасибо, Зоя.
Нет, не может этого быть! Он же не открывает рта. Медленно, словно во сне, Зоя поднялась с колен. Ей вдруг стало очень душно.
- Не надо так волноваться. Ты наконец-то услышала меня, - по-прежнему не открывая рта сказал ангел.
- Я… я не понимаю…
Зоя сделала шаг назад, еще один, пока не наткнулась на стену, и в тот же миг все погрузилось в темноту.
- Зоя…
Она медленно открыла глаза. На нее смотрели знакомые обои в цветочек и часть свежевыбеленного потолка. Она лежала на диване, укрытая любимым пледом. Из кухни доносилось звяканье посуды. Разве у меня кто-то в гостях? подумала Зоя
И тут она все вспомнила. Она села и хотела было встать, но в тот же миг в комнату вошел ее новый знакомый. Зоя вдруг подумала, как странно смотрится ангел посреди обычной квартиры, да еще и с чашками в руках. Ангел молча протянул ей одну из чашек, сам уселся со второй обратно на табурет. Интересно, зачем ангелам пить чай, мелькнула у Зои мысль.
- Хотелось бы узнать, что происходит, - сказала она.
- Хорошо. Попробую объяснить, - ответил он, опять не раскрывая рта. – Но сначала ответь мне на один вопрос, Зоя. Когда ты последний раз смотрела на небо?
От неожиданности Зоя пролила на плед немного чая.
- На небо? – на всякий случай переспросила она. Ангел кивнул. – Два дня назад, вроде бы.
- И что ты там увидела? – Зое вдруг почудилась в его голосе ирония.
- Облака увидела, - немного раздраженно ответила она. – Я смотрела, не будет ли дождя со снегом.
- А когда ты смотрела на небо просто так, потому что оно красивое? – теперь ангел говорил немного печально.
Зоя задумчиво отпила чая. Действительно, когда это было в последний раз? Пожалуй, когда они с Михаилом… Зоя помотала головой, отгоняя воспоминания. Все еще было слишком свежо. Она так и не пережила тот разрыв. Зоя посмотрела на ангела.
- Давно, - тихо сказала она. Ангел кивнул.
- Я знаю, - вздохнул он. – Поэтому я здесь.
- Чтобы помочь вернуть Михаила? – с надеждой спросила Зоя.
Ничего не ответив, ангел поднялся, поставил на журнальный столик чашку, прошелся по комнате, остановился у окна, спиной к Зое. Она немного испуганно смотрела на него. Может, она сказала что-то не то?
- А потом еще она пугается, когда видит сломанное крыло, - донеслось до Зои.
- Неужели это из-за меня? – в ужасе прошептала она. – Я могу что-то сделать?
Ангел обернулся к ней.
- Можешь. Ты уже делаешь. Ты видишь меня, слышишь меня. Пока я вновь не смогу летать, мне придется пожить у тебя.
- Ой, конечно, живи, - тут же отозвалась Зоя, быстро прикидывая в уме, хватит ли у нее продуктов на двоих. Хотя, с другой стороны, едят ли ангелы?
Ангел продолжал смотреть на нее, слегка качая головой.
- Где свободная духом женщина, умевшая летать над обыденной жизнью? – проговорил он. – Я даже не поверил, увидев, что с тобой сделала та сердечная травма. Впрочем, по большей части ты сама ее выдумала. Ты могла пережить это намного быстрее.
- Да как ты можешь так говорить? – Зоя возмущенно откинула плед и встала на ноги. – Он был для меня всем! Самым дорогим человеком в мире! Он любил меня!
- Если бы любил, он бы не стал тебе изменять, - тихо отозвался ангел. – Он недостоин тебя. Ты одна этого не видела.
- Да кто ты вообще такой?! Приходишь, наговариваешь на моего Михаила! Ты поможешь мне вернуть его или нет? - еще чуть-чуть, и Зоя перешла бы на крик. Но ангел вдруг вздрогнул и словно бы сжался. Зоя испугалась. – Ой, тебе больно? Ой, прости, я, я не хотела…
- Не хотела бы, не делала, - безжалостно сказал ангел, уселся на табурет и замер.
Зоя попыталась вновь заговорить с ним, но он не отвечал. Или это она сама перестала его слышать?
Весь оставшийся день Зоя бродила по квартире и думала, думала о многом. Ей казалось, что время от времени до нее долетали слова ангела, неподвижно сидящего в гостиной на своем табурете. И тогда она начинала думать о чем-то еще. Когда последний раз она просто гуляла по городу, а не спешила на работу или куда-нибудь по делам? Когда последний раз была на веселом девичнике? И когда вообще она просто встречалась с подругами? Сколько их было-то, этих подруг? Лишь коллеги по работе. Работа, работа, работа – круглые сутки, а на выходных – лишь телевизор и снова работа. Действительно, когда последний раз она ходила на свидание? Словно вместе с Михаилом ушла огромная часть радостной жизни. Это она так думала. Так было легче думать. Действительно, не признавать же, что это она сама, Зоя, взяла и заперла себя в клетку работы, лишив простых радостей жизни.
В ту ночь Зоя лежала на кровати и рыдала. Ей было жалко себя и жалко ангела, который не мог летать. Было жалко прожитых впустую трех лет, в которых не было ни минуты бывшей легкости бытия.
В какой-то момент рядом с Зоей оказался ангел. Он сидел на краю кровати и тихонько гладил ее по голове. Правда, она едва ощущала его присутствие. Наконец, измученная слезами, она уснула.
Утром Зоя проснулась от солнечного луча, усевшегося ей прямо на нос. Она звонко чихнула и рассмеялась. Небо за окном было пронзительно голубым, пожалуй, в первый раз с начала весны.
Зоя вскочила с кровати и побежала в гостиную, чтобы поприветствовать своего ангела. Но его нигде не было.
Зоя задумалась, не приснился ли он ей? Но на журнальном столике стояла чашка с недопитым чаем, и возле окна лежало два белых перышка. Зоя подняла их, бережно погладила и положила на полку. Пусть полежат…
…Прошло полгода. Серебристый лунный луч с любопытством заглянул в маленькую квартирку на пятом этаже, посидел немного на обоях в цветочек, поиграл двумя белыми перышками на полке. Если бы луч помнил, как здесь было раньше, он бы удивился, увидев, что все вещи были разложены по большим коробкам, явно приготовившись уезжать. На всякий случай лучик заглянул и в соседнюю комнату, где на кровати спали двое, мужчина и женщина. Лучик не знал, что спали они здесь последний раз, чтобы завтра покинуть это место и переехать в большую красивую квартиру в центре города. Вдруг женщина, а то была, конечно, Зоя, пошевелилась и открыла глаза.
Так странно, подумала она, я больше никогда не вернусь сюда. Через три дня она собиралась выйти замуж за самого замечательного человека в мире, который мирно спал сейчас на соседней подушке. Зоя посмотрела за окно. Что это? Ей показалось или там мелькнуло белое крыло? Эй, ангел, ты видишь, я снова летаю, как и ты!

+1

5

только один вопрос - что заставило тебя написать этот рассказ? был какой то повод или обычная
женская лирическая мечта??

0

6

Хорошо! Особенно финал, про лучик.
Несколько мелких деталей бы ещё подчистить.
Шмурзя, я не знаю, каких отзывов ты ждёшь - "понравилось- не понравилось" или более обоснованных. Впрочем, наверное, обоснованных ты начиталась на своём литературном форуме.
:)

0

7

АЛЬБ написал(а):

только один вопрос - что заставило тебя написать этот рассказ? был какой то повод или обычная
женская лирическая мечта??

Вот что значит "обычная"? Ну, опыт такой печальный был. Хотелось перемен. Немного полегчало, когда рассказ написался.  :rolleyes:

Svetik написал(а):

Впрочем, наверное, обоснованных ты начиталась на своём литературном форуме.

О да. О да.  :18:
Здесь я просто выложила, чтобы было что почитать народу. Рада, что тебе понравилось.  :curtsey:

0

8

Шмурзя написал(а):

Ну, опыт такой печальный был.

приблизительно это для меня и обычная.. :)
интересно читать! что нибудь ещё есть? :blush:

0

9

АЛЬБ написал(а):

интересно читать! что нибудь ещё есть?

Спасибо!  :curtsey: "Что-нибудь", конечно, есть. Например, рассказики в стиле Капли дождя. Вот, например:
Лестница
Раз-два-три. Ступени уходят вверх, во мрак. Четыре-пять-шесть. Светлое пятно лампы осталось позади. За окном впереди – темная ночь. Семь-восемь-девять. Ступени идут одна за другой. Каменные, они почти стерты тысячами ног, ступавшими по ним. Десять-одиннадцать-лестничный пролет. Я поднимаюсь на ощупь, судорожно хватаясь за перила. Я боюсь оступиться, хотя поднималась по этим ступеням сотни раз. Новая лестница. Раз-два-три. Мне еще идти и идти. И все-таки темнота все изменяет. Четыре-пять-шесть. Я с трудом различаю надписи на стенах. Подростки, как всегда, потрудились на славу. Семь-восемь-девять. Внизу хлопает дверь. Я вздрагиваю и поднимаюсь быстрее. Десять-одиннадцать-лестничный пролет. Наконец-то впереди снова свет. Я спешу к нему навстречу. Раз-два-три...

Еще я писала раньше в жанре фэнтези, но после того, как выложила два рассказа на литературный форум...  :18:  :O В общем, пока не пишу. Прихожу в себя. Только Сломанное крыло и прошло более менее прилично. Я его написала прошлой весной.

0

10

А это мой перевод одной песни Гари Мура. Переводила от женского лица, потому что сама ее пела. Еще старалась уложиться в мелодию, поэтому иногда ритм странный получился. Давно переводила. Не знаю, как бы сейчас получилось...

Все по-другому без тебя
Иная жизнь и мир иной
И тихо, где шли мы с тобой.
Но ты исчез, стал мир пустой.
Все по-другому без тебя.
Слетел листок календаря,
Так долго я уже одна,
Мне трудно, но пытаюсь я
Жить дальше без тебя.
Ты снишься мне, в моей душе
Твой образ. Ты со мной везде.
Услышав песню, плач сдержу.
«Крепись, крепись», себе скажу.
И день проходит, не спеша
Так долго я уже одна.
Тебя лишь вспомнив, плачу я.
Все по-другому без тебя.
Иная жизнь и мир иной,
И тень, там где мы шли с тобой.
Я все отдам за образ твой.
Все по-другому без тебя.
Другая жизнь, другая жизнь,
Все по-другому без тебя.

Nothing's The Same by Gary Moor
Another time, another place.
The lonely streets where we embraced.
Then you would go without a trace.
Nothing's the same without you.
Another day goes passing by.
I sit alone and wonder why.
Sometimes it's hard, but I will try
To live my life without you.
You're in my heart, you're in my dreams.
You're everywhere or so it seems.
So many times I've heard that song.
Hold back the tears, pretend you're strong.
Another day goes slowly by.
I sit alone and wonder why.
I think of you, I start to cry.
Nothing's the same without you.
Another time, another place.
The sweetness of our last embrace.
What would I give to see your face.
Nothing's the same without you.
Nothing's the same,
nothing's the same,
nothing's the same without you.

0

11

Шмурзя написал(а):

Еще я писала раньше в жанре фэнтези,

я это обожаю! и я не критик.. можно???

0

12

АЛЬБ написал(а):

я это обожаю! и я не критик.. можно???

Хорошо.  ^_^ Начнем с этого. Был написан пять лет назад. Сразу предупреждаю, у меня тогда был пунктик насчет имен, так что там они длинные и странные. Это начало.
Посланники богов
- Ну сколько раз повторять – нельзя изобретать собственные заклинания! – Майринта сурово смотрела на двух учеников. – Вы что, не могли подождать до обеда? Ну зачем вам понадобилось превращать ручки в засахаренную тэки? Смотрите все, что может из этого получиться.
Остальные ученики сгрудились вокруг стола Вэра и Анола. Вся поверхность стола, их учебники и тетради, пол вокруг, их одежда и лица были забрызганы чем-то липким и пахучим. Уже не в первый раз эти двое баловались с магией на уроке. Майринта в который раз пожалела, что сейчас были другие времена. В прошлом эти двое вылетели бы из школы послей третьей выходки. Но сейчас, когда учеников и так было мало, приходилось ограничиваться наказанием.
- Значит так, - сказала она остальным ученикам, - берите свои вещи и идите в соседнюю комнату. А вы двое берите тряпки, крем для чистки – и чтобы через полчаса все было чисто. И не вздумайте пользоваться заклинаниями!
Ученики необычно тихо перешли в соседнюю комнату, а Вэр с Анолом безропотно принялись за уборку. Майринта редко кого-либо ругала, но если уж это случалось, значит, все было действительно серьезно.
Майринта-Сэйатинари, Высший Маг Страны Трех Гор , была спокойным и добрым человеком. Но к вопросам, касающимся магии, она была очень чувствительна. Все, что напоминало ей об упадке магически сил в мире, лишало ее душевного равновесия.
Когда все ученики устроились за столами, Майринта еще раз напомнила своим ученикам (среднего возраста, самого трудного) об опасности самостоятельного испытания новых заклинаний. Одна из девочек подняла руку.
- Да, Тамина?
- Я читала в старой книге, что раньше существовало даже такое звание – Маг Новых Заклинаний. Почему сейчас мы не можем изобретать новые заклинания, хоть их так мало? Этого не можем не только мы, ученики, но и взрослые маги.
Некоторое время Майринта молчала. Ей трудно было об этом говорить.
- Вы же изучаете историю. И вам уже рассказывали о Темной Войне  и что она с собой принесла.
- Нам говорили, что до войны магия была другой. Что значит другой? – спросил один из мальчиков.
- Она была не другой, просто ее было много, Бэрон. Она была повсюду – в земле,  воде, в воздухе, в растениях, животных и даже людях. Любой мог пользоваться ей. Сейчас это доступно лишь немногим. Поэтому стало опасно создавать новые заклинания – мир не поддерживает их.
Майринта замолчала и обвела взглядом учеников. Одни смотрели на нее, другие опустили глаза, две девочки тихонько шептались.
- Ну, хватит об этом. Вернемся к нашим символам.
Остаток занятия прошел спокойно. Майринта отпустила детей на обед и заглянула в соседнюю комнату. Вэр и Анол закончили отскабливать стол и пол и пытались отчистить учебники и себя. Майринта сменила гнев на милость.
- Берите свои книжки и себя в придачу и идите с повинной к Рельмине. Потом зайдите ко мне за заданием.
Мальчишки, пытаясь выглядеть виновато, быстренько исчезли из комнаты. Они поспешили к Рельмине – главной ухаживающей за школой – которая славилась тем, что могла избавиться от любых пятен с любой поверхности. А Майринта спустилась в столовую, где присоединилась к остальным учителям.
- Что-то случилось? – тут же спросил ее муж, Талэн-Иштериноти, Первый Маг Тигшеба .
- Вэр с Анолом опять проводили опыты с заклинаниями, - ответила она, вздохнув. – Не будь они талантливыми, давно бы их выгнала.
- Не переживай, Майри, - сказала Юэнита-Шэрмири, учительница по простым наукам. – Еще пара кругов  – и они образумятся.
- Если только не уничтожат школу и себя заодно своими опытами, - грустно усмехнулась Майринта.
Некоторое время все молчали и лишь снизу из обеденного зала доносились веселые голоса ребят, их смех, звон тарелок и кружек. Затем Тинария-Лэтирноли, учительница по заклинаниям природы, и Шэньи-Ритти Уньи, учительница по общей теории магии, принялись обсуждать успехи ребят из заканчивающей обучение группы. А Андэрит-Ти-Нэйо, учитель истории, советовался с Гэлитой-Пэнивтри, учительницей по заклинаниям предметов и трансформаций, по поводу одного заклинания, которое у него никак не получалось. Майринта бездумно водила вилкой по тарелке, перебирая овощи. Ей совсем не хотелось есть.
- Я так не могу! – вдруг сказала она, бросая вилку, и все учителя, замолчав, обернулись к ней. – Я не знаю, что сегодня за день такой – может юна или яри или планеты  как-то влияют – но я больше не могу так. Мы учим магии, вернее тем жалким крохам, что от нее остались, но это никуда не ведет. Большинство жителей по-прежнему не считают нас равноправными членами общества, и никакие чудеса не могут их переубедить. По крайней мере, нам это не под силу, но боги наверняка могут что-нибудь сделать.
- Они, может, и могут, только ничего для этого не делают уже столько кругов, - сердито сказала Гэлита. – Им, похоже, уже все равно, что с нами будет.
_ Но ты же слышала, что говорила Хранительница Илира, - возразил Энталио-Лийанор, учитель по духовным заклинаниям. – Богам нужно время на то, чтобы восстановить силы после войны.
- Да, а тем временем останется совсем мало людей, знающих магию. Потом Асарон вернется в Тигшеб и захватит власть, - неожиданно вмешался Талэн, который обычно соглашался с Энталио.
- Ты тоже это чувствуешь? – спросила Майринта. – Откуда-то я знаю, что нельзя больше медлить. Я еду в храм, одна. Я знаю, что вернусь с хорошими вестями. Талэн, заменишь меня?
Тот коротко кивнул, но в его глазах отразилась тревога, смешанная с ожиданием чуда. Майринта быстро спустилась с учительского обеденного балкона, пересекла столовую и направилась в комнату для летов . Она не заметила, что несколько ребят проводили ее долгими взглядами, очевидно тоже что-то чувствуя.
Через несколько минут лет Майринты замер перед дверьми Храма Трех Богов . Едва она ступила в главный треугольный зал, как ей навстречу вышел Трипэшни-Айаро, Высший Храмовник Страны Трех Гор.
- Майринта, я знал, что ты сегодня придешь! – сказал он. – Мы все предчувствуем перемены. У некоторых учителей и учеников ночью были странные видения.
- Да, Трипэшни, сегодня и вправду очень необычный день. Я места себе не нахожу. Я знаю, что сегодня они ответят, - сказала она.
В этот момент перед ней, требовательно звеня, появился инф . В записке от Талэна говорилось: «Сегодня 333 день с того дня, как последний Темный был изгнан из нашего мира и разрыв был замкнут».
- 333  день, Трипэшни… - задумчиво сказала Майринта, отправляя инфа обратно. – Конечно же, боги не будут сегодня молчать!
Они вдвоем приблизились к подножию лестницы, которая вела на площадку с тремя статуями богов. Эти статуи были великолепно выполнены, с помощью магии были изображены мельчайшие детали, а их одежда казалась легкой и воздушной. Их глаза блестели в свете треугольных пластинок  – янтарные как небо у богини Вуо, зеленые как листья у бога Ро и лазурные как море у бога Шэна. В руках они держали полупрозрачные сферы. Лишь только Майринта с Трипэшни ступили на площадку, сферы начали слабо светиться. Побледнев, Трипэшни замер на месте.
- Это… это… - едва слышно повторял он.
Майринта, не решаясь поверить в происходящее, тоже не двигалась. Внезапно из угла зала донеслись приглушенные возгласы старших учеников, которые как раз зашли в зал в ожидании начала занятий. Это привело Трипэшни в чувство. Оглянувшись, он спустился в зал, чтобы попросить учеников уйти. А Майринта шагнула к статуям. Ее сердце часто билось, потому что она знала: сферы светились, когда боги были готовы общаться с людьми. Раньше это происходило очень часто, и свет был гораздо ярче. Сама Майринта никогда этого не видела, но слышала рассказы старшего поколения. Ее глаза встретились с глазами бога Шэна, и ее сердце успокоилось. Она протянула руку и коснулась сферы богини.
Зал заполнил цветной туман, и в нем Майринта увидела три неясные фигуры.
- Мы приветствуем тебя, Майринта, - раздался голос. – К сожалению, у нас сейчас мало сил, и мы не можем полностью воплотиться. Мы с печалью смотрим на наш мир. Война отняла у нас очень много сил, и пока мы почти ничего не можем сделать. Но есть вы, наши создания. И сейчас мы просим помощи у вас. Мы знаем о твоих мыслях и тревогах, Майринта, знаем о девяти Великих Магах . Мы отдаем в ваши руки четырех малышей. Мы смогли создать только великих детей, и именно вам предстоит вырастить их и превратить в великих магов. Они наша частица, и когда вырастут, смогут вылечить мир. Позаботьтесь о них…
Майринта увидела четыре ярких вспышки – зеленую, лазурную, янтарную и красную – и туман рассеялся. У подножья статуй стояли две большие корзинки, сплетенные из голубых прутьев. Майринта нагнулась над ними и в этот момент услышала другой божественный голос.
- Пожалуйста, береги их. Они очень ранимы.
Майринта подняла голову и увидела, как три раза мигнула сфера бога Шэна. Она кивнула, легонько коснувшись ее рукой. Затем она подняла крышку одной из корзин. Там на мягких подушках лежали две девочки-близняшки. Они молча, сосем не по-детски смотрели на нее. На одеяльцах были вышиты символы и имена. На зеленом был символ магии растений, а имя девочки – Шэми. На втором, лазурном, был символ водной магии, а имя Нири. Во второй корзине тихонько лежали мальчики-близнецы. Янтарным одеялом с символом воздуха был укрыт Сайр, красным, с символом огня, - Дэйр. Майринта долго смотрела на малышей, веря и не веря тому, что произошло. Это были создания чистой магии, но все же только дети, совсем маленькие, уязвимые и беззащитные перед лицом нынешнего неспокойного мира.
- Не беспокойся, бог Шэн, - прошептала Майринта, - мы будем их беречь.
Внезапно вспомнив о Трипэшни, она обернулась. Высший Храмовник лежал на полу у подножия лестницы. Майринта сбежала вниз и склонилась над ним. Его глаза были широко раскрыты, и в них она увидела отражение странных пейзажей. Кончики его пальцев слегка светились и двигались, а знак прира  на лбу мигал. Не решаясь вмешаться, Майринта молча сидела рядом. Наконец, Трипэшни очнулся.
- Майри, они общались со мной, - прошептал он. – Бог Ро сказал, что они ценят нашу веру, что она помогает им жить. Он показал мне три точки силы – горы изнутри…
Трипэшни замолчал, вспоминая. Затем он медленно встал, поднялся к статуям и некоторое время всматривался в них, словно впервые увидев. Когда он повернулся к Майринте, которая все еще стояла внизу, его лицо выражало глубокую печаль.
- Майри, источники силы – прежде яркое пламя – сейчас едва тлеют. Они боги, но сейчас им все тяжелее хранить этот мир. Храмы помогают им, собирая силу, но ведь их осталось так мало… Бог Ро сам попросил меня помочь восстановить храмы – там, где это еще возможно, и найти как можно больше детей, наделенных божественной силой.
Он снова повернулся к статуям, и в этот миг его взгляд упал на корзины с малютками.
- Это создания богов? Это они помогут возродить мир, - полувопросительно сказал он.
- Да, - отозвалась Майринта, поднимаясь и беря корзины. – Боги поручили нам вырастить их. Это их дар миру.
- Ты отвезешь их в школу?
- Да, думаю, там они будут в безопасности.
- Я навещу тебя в конце недели, хорошо? А сейчас мне нужно побыть одному.
- Я понимаю. До встречи, Трипэшни.
И Майринта вернулась в школу, где ее нетерпеливо ждали. Учителя по-разному восприняли малышей. Шэньи-Ритти и Юэнита воскликнули:
- Наконец-то! Теперь у мира есть шанс стать прежним.
Андэрит и Гэлита высказали сомнение:
- Как дети могут нам помочь? Неужели там, где мы, маги, бессильны, могут справиться дети?
На что Энталио ответил:
- Все зависит от того, как их воспитать. Если они будут воспитываться в среде мирной магии, их сила возрастет и будет созидательной.
- Пока они дети, их сила мала, и на них легко повлиять. Если о них узнает Асарон…
- Этого нельзя допустить! – воскликнула Майринта, склоняясь над корзинками. – Неизвестно, что случится, если они попадут в его руки. Вернее, известно – он использует их, чтобы возвыситься над всеми. Боги просили позаботиться о них, защитить их.
- Если они останутся в школе, Асарон их обязательно увидит, ведь он часто бывает в Тигшебе в Дни Богов , - сказал Талэн.
- Где же еще могут жить магические дети, кроме как в магической школе? – сказала Шэньи-Ритти.
Некоторое время все молчали. Затем Энталио сказал:
- Два великих Хранителя, они живут достаточно далеко и от Тигшеба, и от Пакиры. Они смогут правильно развить их магические силы и защитить их.
- Замечательно придумано. На то они и Хранители, - сказал Талэн.
- Отдать малюток Рэнилу и Илире? – произнесла Майринта, глядя на девочек. Те серьезно смотрели на нее. Только сейчас она поняла, что дети не принадлежат ни одной из рас. Они скорее походили на самих богов. «Может, это и впрямь будет лучше? – подумала она. – Если уже сейчас они совсем не похожи на обычных младенцев, что же будет, когда они подрастут?».
- Вы правы, - вслух сказала она. – Только Хранители смогут правильно воспитать этих необычных детей. Все согласны?
Все учителя согласно кивнули.
- Тогда не будем медлить, - сказала Майринта. – Я пошлю инфов Рэнилу и Илире, и кто-то должен будет отвезти им малышей.
- Я отвезу девочек Илире, - сказал Энталио. – Я давно ее не видел. К тому же, по-моему, я единственный, кто бывал в ее лесу.
- А я отвезу мальчиков Рэнилу, - сказал Талэн. – Я все ему объясню, помогу, если надо.
- Хорошо, - кивнула Майринта. – Постарайтесь не задерживаться.
- Все должно остаться в тайне, так? – сказала Юэнита.
- Да, пока детям не исполнится пятнадцать кругов, о них никто кроме нас и Трипэшни не должен знать, - ответила Майринта.
- Тайна богов останется тайной! – хором произнесли маги полузабытую древнюю священную фразу.

Отредактировано Шмурзя (Чт, 6 Сен 2007 22:01:20)

+1

13

АЛЬБ написал(а):

и я не критик.. можно???

А я обещаю не критиковать, раз ты раны залечиваешь.  :D

0

14

Svetik написал(а):

А я обещаю не критиковать, раз ты раны залечиваешь.

Если ты о переводе или стихах и если есть желание - то пожалуйста. Я-то больше насчет рассказов переживаю. Думала, что я вся такая крутая писательница. Когда младше была, так еще и иллюстрации к ним рисовала. А на форуме мне - детский лепет, девчачьи мечты, это уже было, ну и так далее... Так что  я решила переждать. Переодически пробую что-нибудь писать. Два начала висят, за продолжение никак не возьмусь.

0

15

Шмурзя написал(а):

детский лепет, девчачьи мечты, это уже было

Да, этого в инете полным-полно.((( Плюс ещё элементарная безграмотность. (я сейчас не о тебе, а вообще).

Я стараюсь на такие "стихи" не отзываться. Впрочем, если вдруг увижу восхищённые отзывы,  которые пишут исключительно чтобы подлизаться, либо чтобы в ответ также похвалили такие же  опусы, то могу и не сдержаться, сказануть чёнить увесистое.  :D

Самый мой резкий отзыв был именно в такой ситуации вот на это: http://www.proza.ru/texts/2007/01/24-382.html - там моя рецензия последняя.))))

0

16

Svetik написал(а):

Самый мой резкий отзыв был именно в такой ситуации вот на это

Ты там хорошо высказалась. Пишут же такое  :/

+1

17

Шмурзя а когда продолжение?? а можно всё сразу??

0

18

АЛЬБ написал(а):

Шмурзя а когда продолжение?? а можно всё сразу??

Продолжение  ^_^ Все сразу - слишком длинно. По кусочку буду выкладывать.

Асарон-Рольдонар,  Первый Маг Пакиры, с утра был сам не свой. Мрачный как туча он бродил по своей школе магии, прикрикивая на учеников, ухаживающий за школой и даже учителей. У него болела голова. И вообще, он чувствовал, что в Тигшебе происходит что-то важное, а он об этом ничего не знает. В довершение ко всему, демонстрируя заклинание, он взорвал книгу вместо того, чтобы поднять ее в воздух, и мелкие кусочки бумаги разлетелись по всей комнате. Разозлившись и дав ученикам нудное письменно задание, они покинул комнату и, поднявшись в свой кабинет, нервно и раздраженно принялся расхаживать туда-сюда. Таким его и нашла его жена, Лиарини-Таминэ. Они обняла его, пытаясь заглянуть ему в глаза.
- Что с тобой сегодня, милый?
- Ты ничего не чувствуешь? О, если бы я мог быть в Тигшебе! Там что-то происходит, я знаю. Но следующий День Богов почти через две недели, и приходится полагаться на этого Фамаго.
- Если там что-нибудь произойдет, он обязательно сообщит тебе.
- Если сможет об этом узнать. Ведь если это имеет отношение к Возрождению, Майринта сделает все возможное, чтобы сохранить тайну богов, - последние слова прозвучали довольно иронично.
- Я знаю, ты не веришь, что боги все еще с нами, но вместе с тем предчувствуешь возможность Возрождения. Как так может быть?
Асарон устало опустился на табурет.
- Я уже не знаю, Лиари. С тех пор как меня изгнали из Тигшеба, я ни в чем не уверен. Словно вся моя сила, уверенность остались там.
- Милый, не отчаивайся. Ведь у тебя есть я и наши дети, и эта школа, и еще несколько школ следуют твоему учению. Ты воспитаешь единомышленников, и мы сможем отстоять свои права. Майринта поймет, что ее учение ни к чему не приведет. К кому чаще обращаются – тому, кто умеет управлять дождем или тому, кто может приворожить человека или забрать его удачу? Люди воинственны по натуре, ты же видишь. Твоя магия нужна.
- За что я тебя люблю, Лиари, - сказал Асарон, целуя жену, - так это за вдохновение.
В это время появился инф, требовательно звеня. В записке говорилось: «Трипэшни и Майринта разговаривали с богами! Видимо, о Возрождении. Трипэшни отменил свои занятия и заперся в своем кабинете. В школе магии изменений нет. Только Талэн и Энталио куда-то уехали. С почтением, Фамаго-Рэшаро».
Относительно спокойное состояние Асарона, в которое его вернула Лиари, вмиг сменилось негодованием. Смяв записку, он отправил инфа обратно, так ударив его, что тот задрожал.
- «Талэн и Энталио куда-то уехали!» – яростно повторил он и снова раздраженно зашагал по комнате. – Лучше Фамаго не показываться мне на глаза, когда я приеду в Тигшеб! Я даже не знаю, что с ним сделаю!..
- Ты думаешь, они уехали по делам, связанным с богами?
- Ни секунды не сомневаюсь. Нет, все-таки этот Фамаго идиот.
Постепенно Асарон взял себя в руки и вновь сел на табурет. В его темно-серебристых глазах появилась печаль, а между бровей пролегла складка.
- Не понимаю, почему они одержали верх, - медленно, почти через силу проговорил он. – Ведь люди потеряли веру в магию.
- Ты добьешься своего, милый. Будет так, как захочешь ты, а не она.
Асарон поднял голову и в его глазах вспыхнул свет.
- Я добьюсь своего, чего бы мне это ни стоило! – сказал он.

Энталио приближался к лесу, где жила Хранительница Илира. Он был здесь несколько раз, и ему очень нравился этот лес. Хотя Хранители с войны жили по одиночке, между Илирой и Энталио установились особые отношения, поскольку она спасла его еще ребенком от гибели. Илира сама иногда приезжала в Тигшеб, чтобы проведать Майринту и Талэна, которых она знала с рождения, саму школу магии и Храм Трех Богов. Из других Хранителей Илира и ее возлюбленный Рэнил были самыми общительными и проводили много времени среди людей.
Энталио в который раз осторожно заглянул в корзину. Убаюканные мерным шагом тилэни, малышки по-прежнему спали. Энталио вздохнул, еще крепче прижав корзину к себе. Вся эта история очень взволновала его. Он был одним из немногих, кто все еще верил в богов, и эти малютки, их создания, сразу стали дороги ему, и с ними не хотелось расставаться. Но он ни на миг не сомневался, что только Хранители смогут правильно воспитать магических детей.
Едва тилэни Энталио вступил в лес, как над его головой закружилась стайка фей, едва не оглушив его своими звонкими голосами и разбудив малюток. Успокаивая хныкающих девочек, Энталио разогнал фей и направил своего тилэни вглубь леса. К тому времени, как он выехал на полянку, где стоял домик Илиры, малышки уже упокоились.
Хранительница Илира встречала его у крыльца своего домика. Получив сообщение от Майринты, они обрадовалась и разволновалась.. Вообще-то, Хранителям не свойственно испытывать сильные чувства, но это был особый случай. Как все Хранители, Илира жила с начала мира и помнила все. Эти юнли, что прошли с начал войны, хоть и не были большим сроком для Хранителей, но оставили глубокий отпечаток в ее сердце. Илира с трудом приспосабливалась к новому миру, и  она до сих пор не могла принять, что магии осталось совсем немного. Раньше магических сил было так много, что их теплые искры парили в воздухе, а любое заклинание было очень легко сотворить. Никто из людей этого не видел. Именно поэтому они потеряли веру в магию, и забота о ее поддержке легла на плечи Хранителей. Им приходилось жить по одиночке, охраняя те части планеты, где магии почти не осталось. Илира была разлучена со своим возлюбленным. Они виделись редко и недолго. Илира с тоской вспоминала прежние времена и постоянно жила в ожидании перемен.
Илира стояла у крыльца, глядя как перемены въезжают в ее жизнь в голубой корзинке на спине тилэни. Она тепло поприветствовала Энталио и проводила его в дом. Пока он переводил дух после долгой езды, попивая отвар из листьев и трав и закусывая ароматными фруктами, Илира любовалась малышками и устраивала их поудобнее. Энталио с интересом наблюдал как в дальнем углу комнаты появились две маленькие кроватки, и вся комната преображалась, становясь уютнее и светлее. На маленьких полках появлялись необходимые для малышек вещи и игрушки. Накормив и уложив малышек, Илира устало присела к столу.
- Давно я так много не колдовала, - сказала она. – Но мне так хочется, чтобы девочкам здесь понравилось. Майринта написала мне, что их нужно спрятать до пятнадцатикругия… Это удивительные дети. Я видела много младенцев, но таких никогда. Их глаза… В них божественная магия. Хорошо, что вы решили отдать малышей нас с Рэнилом. Они никогда не смогут слиться с другими детьми. Они даже не принадлежат ни к одной из людских рас.
- Да, мы это заметили… Мы считаем, что вы с Рэнилом – единственные, кто может правильно воспитать их.
- Мы сделаем все, что в наших силах… А теперь расскажи, как там дела в школе.
Они беседовали до позднего вечера, пока Энталио, утомленный дальней дорогой, не заснул на полуслове прямо за столом. Илира осторожно перенесла его на кровать, а сама вышла наружу и присела на крылечке. Она смотрела вверх, в небо, а ее мысли устремились на запад, где, прислонившись к стене своего дома, стоял Рэнил.
- Как ты, любимый?
- Все хорошо, любимая. Талэн приехал сегодня с мальчиками. Сейчас они спят… Ты видела их глаза?
- Да. Они удивительны. Они не похожи ни на людей, ни на нас, ни даже на богов. Я верю, что они принесут большие перемены.
- Нужно быть осторожными.
- Не беспокойся, милый, все будет так, как должно быть.
- Все будет так, как должно быть, - повторил Рэнил священную фразу Хранителей, а над ними обоими в темной вышине зажглась новая звезда.

  Прошло шесть кругов. Илира почти не заметила, как они прошли. Малышки выросли. Они с удовольствием постигали окружающий мир и учились магии, слишком уж быстро для своего возраста, не раз думала Илира. Но… они ведь создания магии, для них это было естественно.
В день их шестикругия ярко светила яри, и весь лес был свежим после ночного дождя. Девочки весело бегали наперегонки по полянке перед домом, а вокруг них порхали стайки фей, неподалеку отдыхали лесные жители, укрывшись от ярких лучей яри под деревьями. Илира сидела на ступеньке крыльца и наблюдала за девочками. Близнецы, но такие разные. Со временем глаза Шэми приобрели зеленый оттенок травы и листьев, а глаза Нири - лазурный цвет воды.  Они и любили эти цвета больше всего, и к тому же у Шэми лучше всего получалась магия земли, а у Нири – магия воды. 
- Илира! Илира! Иди сюда! – услышала она голос девочек откуда-то с края поляны.
Она поднялась и направилась к ним. Они стояли подле ручья, а в воздухе между ними висело нечто напоминающее человеческую фигуру, собранное из пузырьков воды и листьев с травинками.
- Это ты!! – хором воскликнули девочки, и в тот же момент фигура распалась, осыпав всех троих брызгами воды и листьями.
Смеясь, они отряхнулись, Илира взяла малышек за руки и отвела их обратно к дому. Там они вместе сели на согретые яри ступеньки и Илира сказала:
- Я много рассказывала вам об окружающем мире, и мы были в небольших деревнях. Но сейчас мы поедем с вами в большой город.
- В большой город? – переспросила Нири. – В Тигшеб?
- Нет, малышка, там вам пока опасно появляться. Мы поедем в Шаптир. Он всего в двух часах езды на тилэни. Но он почти такой же большой, как и Тигшеб. И там вы увидите представителей почти всех рас, о которых я вам рассказывала.
- О, я хочу увидеть бенитов! – воскликнула Шэми. – Я так хочу увидеть народ, близкий к цветам.
- Ты их увидишь, - отозвалась Илира. – В Шаптире живет много бенитов. В этом городе есть также и все виды школ, даже магическая. Сегодня, если вы не забыли, День Богов, и в городе будет гуляние. Давайте, надевайте свои нарядные платьица и поедем.
- Ура! – воскликнули девочки. Их не надо было долго упрашивать – такие поездки были редки, и они умели ценить их. Уже через полчаса они втроем, нарядно одетые, сидели на спине большого тилэни, который стремительным бегом вез их в Шаптир.
По дороге Шэми молчала, но Нири волновали многие вопросы, и она хотела знать на них ответы.
- Почему мы не можем пока поехать в Тигшеб?
- Там пока опасно. Вы еще слишком малы. Вот подрастете – съездим. На ваше девятикругие, пожалуй.
- Это еще целых три круга…
- Тебе очень хочется увидеть Тигшеб?
- Очень. Ты так интересно о нем рассказываешь. Но больше всего я хочу увидеть Храм Трех Богов.
- Почему именно его?
- Просто хочу.
- В Шаптире тоже есть храм.
- Нет, - Нири решительно помотала головой. – Это не то.  Ты сама говорила, что там только изображения богов, а в тигшебском храме – статуи.
Илира с удивлением посмотрела в серьезное личико Нири.
- Это так важно?
- Да, - кивнула девочка и замолчала.
Илира только покачала головой. Но вскоре показались окраины Шаптира, и обе девочки принялись радостно обсуждать все, что видели вокруг. Шэми узнала бенитов, как только увидела их. Она была в восторге от этих созданий. Илира была знакома с некоторыми бэнитами Шаптира, так что Шэми могла поговорить с ними. Они были удивлены тем, с какой серьезностью рассуждала маленькая Шэми о цветах, но Илира постаралась отвлечь их внимание от этого факта. «Хорошо еще, что мы договорились, что они не будут пользоваться магией при других людях», подумала Илира, уводя девочек на главную площадь. Там их ждали веселые представления, продавцы сладостей и всевозможных изделий. К великой радости девочек, Илира купила им по ножному лету  – главной забаве всех детей. Что и говорить, день был полон приятных сюрпризов и открытий, так что девочки уснули на спине тилэни по дороге домой. Илира не стала их будить, а осторожно перенесла в их кроватки, а сама потом спустилась вниз, где присела на ступеньки крыльца, сейчас освещенные лазурным светом юны. Ее мысли устремились далеко, в другой конец страны,  где точно также только еще при свете заходящей яри сидел на ступенях своего дома Хранитель Рэнил, оберегая сон двух мальчиков, Сайра и Дэйра. Они тоже недавно вернулись из поездки в большой город под названием Санши. Мысли Илиры и Рэнила соприкоснулись.
- Как ты, любимый?
- Все хорошо, милая, а ты?
- И у нас все хорошо. Сегодня им уже шесть кругов, и они с нами.
- Мы справимся. Все будет так, как должно быть.
- Все будет так, как должно быть.
Повторив друг другу священную фразу Хранителей, они стали делиться впечатлениями за прошедшую юну. Им не хватало этого общения, но ради благополучия мира, они соглашались и на это.

0

19

Вопрос к тем, кто читал все вышевыложенное: продолжение давать? Только честно? Или что-нибудь другое выложить?

0

20

Шмурзя, извини - я просто не читала. Голова загружена по работе, а хочется вдумчивого чтения, не по диагонали... да неможется читать "крупные формы".
Как отдохну, так прочитаю.  :)

0


Вы здесь » ФОРУМ ОБЩЕНИЯ И ХОРОШЕГО НАСТРОЕНИЯ » Устаревшие темы » Пишу стихи я иногда... Бывает, и рассказы...