ФОРУМ ОБЩЕНИЯ И ХОРОШЕГО НАСТРОЕНИЯ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ФОРУМ ОБЩЕНИЯ И ХОРОШЕГО НАСТРОЕНИЯ » Устаревшие темы » Рассказы и истории


Рассказы и истории

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Из московских глубин
("Los Angeles Times", USA) Меган Стэк (Megan K. Stack)

http://allin.3dn.ru/_ld/0/52_vMetro.jpg

Новую пассажирку московского метро преследуют образы нищеты и отчаяния и ободряют проявления доброты.

Москва. - Пожилая женщина была так сгорблена, что не могла оторвать подбородок от груди. Закутанная в несколько потрепанных свитеров, она кротко стояла с протянутой рукой у стены, облицованной плиткой. Русских стариков, просящих милостыни, можно увидеть на всех станциях московского метро. Однако, глядя на нее, я почувствовала приступ меланхолии.

Тут мимо нее пронеслись четыре угрожающего вида подростка в кожаных куртках. На ходу они обменялись парой реплик, развернулись и окружили ее.

У меня от ужаса перехватило дыхание. Но потом я поняла, что происходит. Эти ребята, от которых несло сигаретами и пивом, судорожно шарили по карманам и отдавали старушке все найденные монеты.

Переехав семь месяцев назад в Москву, я привыкала к жестким реалиям российского общества в ежедневных поездках на метро. Кажется, что густая сеть путей и туннелей открывает прямую дорогу в русскую душу - смесь поблекшей элегантности и безнадежного цинизма, дебоширства и нужды, еле сдерживаемой жестокости и проблесков доброты.

Это сложная материя, и порой мне не хватает духа приступить к ней. Тогда я заставляю себя идти на станцию и провожу всю поездку, разглядывая свои туфли и боясь поднять глаза.

Но в этих залах есть нечто, рассказывающее о самой России. Это памятник дням коммунизма, когда для простых пассажиров строились подземные дворцы, сиявшие люстрами, украшенные мозаикой, фресками и скульптурами в сталинском стиле.

Сегодня они облупились и еле справляются с потоком пассажиров; дворцы превратились в убогое нагромождение измученных тел. Наверху неистовствует дикая Москва - беззаконная и безумная, холодная и богатая. Внизу во тьме грохочут поезда - если не успел на этот, то следующий уже на подходе.

В метро вы найдете тех, кто еле сводят концы с концами в тени нефтяного богатства, и тех, кто потерял последнюю надежду. Здесь пристанище бродячих собак и томящихся от любви подростков, бездомных алкоголиков и ветеранов с боевыми ранениями, туристов и просто изнуренных ежедневными поездками пассажиров.

Однажды утром я обратила внимание на бродячего пса. Он неловко ковылял на трех лапах, пытаясь пробраться через турникет. Передняя лапа висела в воздухе. Казалось, что она разбита надвое, как будто кто-то наступил на нее тяжелым сапогом, с нее капала кровь. Он в отчаянии смотрел вокруг, словно ища помощи.

Сотни пассажиров проходили через турникеты, но никто не остановился, чтобы помочь собаке. На секунду над ней склонился пожилой мужчина, но тут же поспешил прочь. Я стояла по другой стороне турникетов, ища свою карточку. Когда я вновь подняла глаза, собака исчезла в лесу человеческих ног.

Я посмотрела вокруг, но пса нигде не было. Я смотрела на ряды студентов, рабочих, пенсионеров - анонимную толпу, бесстрастную и с каменными лицами.

Где-то в этом громадном советском здании страдало существо, но я его уже не нашла. А даже если бы нашла, то что? Он был слишком тяжел, чтобы его унести. Я не знала, где искать ветеринара. Я провела в Москве всего несколько месяцев и почти не говорила по-русски.

Мне пришлось занять место в очереди, а очередь движется только в одном направлении. Если ты замешкал, то тебя толкают в спину. Остается лишь прижать сумочку к груди и идти вперед.

О той собаке я думала весь день. Я рассказала о ней своей учительнице русского языка. Она одарила меня недоверчивым взглядом из-под блестящих век с накрашенными ресницами. 'У людей, которых вы видите в метро, огромные проблемы', - упрекнула она меня.

'Я знаю', - сказала я. Она была права, однако я не могла ничего поделать. Я чувствовала себя неловко.

По дороге домой я пыталась найти пса. Я его не видела. Я медленно шла в свою квартиру, стараясь изгнать из памяти эту кровоточащую лапу и взгляд, полный боли и надежды, обращенный к безразличным пассажирам. Мысли о собаке преследовали меня. Добравшись, наконец, до дома, я села на диван и заплакала.

Впервые я попала в Москву в самый разгар лета, и толчея в метро почти сделала меня трезвенницей. Мне был невыносим запах перегара, исходивший от пьяных в вагонах, мне было отвратительно, когда их липкая кожа касалась моей. Под ногами катались пустые пивные бутылки.

Потом я увидела, как молодые люди галантно уступают места пожилым женщинам, и как русские зарываются в книги, когда их поезда с визгом проносятся по туннелям, и решила, что, в конце концов, это не такое плохое место.

Но я не могла привыкнуть к холодным лицам всех этих незнакомых людей, к этому воплощению тревоги и горя, освещенному зеленоватым светом массивных ламп дневного света, настолько мрачным, что их можно даже назвать красивыми.

'Когда едешь вниз по эскалатору, смотришь на эти лица и проникаешься всей этой тревогой, этим волнением, это невероятно, - говорит один из моих русских коллег. - Чувствуешь себя как селедка в бочке стресса всех этих людей'.

Поначалу я испытывала резкий дискомфорт. Я ловила себя на ассоциациях с лагерями смерти и чистками, очередями за хлебом и банковским кризисом. Однажды я пожаловалась учительнице русского: 'Я нигде в мире не видела таких мрачных людей. Я час еду отсюда до дома, и по пути не вижу ни одного улыбающегося человека. Ни одного!'

'А в других странах люди ходят улыбаясь?' - скептически спросила она меня.

'Ну да', - сказала я.

'В Ираке? В Ираке улыбаются?'. Она явно собиралась сломить меня, добраться до истины.

'Да, - сказала я. - Иракцы много улыбаются'.

'Это, - сказала она с усмешкой, - очень странно'.

Однажды я ехала в университет на урок русского языка. Была суббота, около полудня, со свинцового неба падали редкие ранние снежинки, и город окончательно просыпался. Вагон метро был почти пуст.

Всю дорогу я смотрела на молодую женщину. Видимо, за ночь она не сомкнула глаз. Ее волосы были уложены, она выглядела изящной и хорошо одетой, на ней были дорогие сапоги и сумочка. Голова безвольно качалась, как будто она нюхала героин. Глаза, отяжелевшие от вчерашней косметики, слиплись. Подбородок упал на грудь.

Она рухнула на пол. Удара оказалось достаточно для того, чтобы она проснулась, забралась на диван и тут же вновь окунулась в сны. Дородная молодая мамаша, сидевшая рядом, сгребла в охапку своего маленького сына и с неодобрительной миной пересела на другую сторону.

Девушка вновь упала на пол, на этот раз приземлившись на ноги сидевшего рядом с ней пожилого человека. Тот раздраженно выдернул ногу. Она вернулась на свое место.

Теперь на девушку смотрел уже весь вагон, но бесстрастно. Двое крепких парней глядели на нее как волки. Я почувствовала тревогу за нее. Любой может вытащить ее из этого вагона, забрать ее, сделать с ней все что угодно. Кто здесь ее оставил? Долго ли она катается по туннелям, ожидая протрезвления? Я вновь взглянула на парней. Они шептались, посмеиваясь и пробегая глазами по ее ссутуленному телу.

Но тут объявили мою станцию, поэтому я встала и вышла. В конце концов, я лишь еще одно лицо в толпе, проплывающей мимо...

0

2

открывать новую тему не буду.
думаю что здесь будет самое то место
+++++++++++

Монеты (очень грусная история)

Весеннее солнце и свежий воздух утомили мои ноги, и я присел на лавочку.
Слегка щурясь на солнце, закурил.
Из сладкой весенней истомы меня вывел шорох за лавочкой. Я обернулся, и увидел малыша лет шести, который пристально всматривался под лавочку. Пацан неспешно обошел лавочку, все так же продолжая что-то под ней искать.
После рождения моего сына, я стал совсем по-другому, относится к детям.

Рассматриваю малыша.
Одежда до ужаса бедная, но вроде чистая. На носу грязное пятно. Взгляд, его взгляд меня поразил. Было в нем что-то слишком взрослое, самостоятельное. Думал, что показалось, не может в шесть лет быть такого взгляда. Но малыш смотрел под лавочку именно так.
Я достал жвачку и положил подушечку в рот. Малыш на мгновение перевел взгляд на мои руки, и тут же опустил глаза на землю.

- Дядя подними ноги, пожалуйста, - глядя на меня сказал пацан.
Я больше от удивления, чем осознанно поднял ноги над землей. Малыш присел, и внимательно посмотрел на землю под моими ногами.
- И тут нету, - пацан вздохнул
- Жвачку будишь? - спросил я, глядя на этого маленького мужичка.
- А у тебя какая, я люблю фруктовые, - ответил он
- У меня мятная, - я достал жвачку и на ладони протянул ему.

Он, немного помедлив, взял подушечку и сунул в рот.
Я улыбнулся увидев его руки, обычные руки маленького пацана, грязные до ужаса.
Мы смотрели друг на друга и жевали жвачку.
- Хорошо сегодня, тепло, - сказал я
- Снега нет, это очень хорошо, - задумчиво сказал он.
- А чем тебе снег мешал?
- Вот ты даешь, под снегом же ни чего не видно, - заметил мальчуган.
Малыш, засунул руки в карманы, посмотрел на меня и сказал:
- Пойду я, скоро темнеть уже начнет, а я почти ни чего не нашел, спасибо за жвачку, - он развернулся и глядя в землю пошел по алее.

Я не могу сказать точно, что же именно заставило меня окликнуть его, наверное какое то взрослое уважение, к рассудительному пацану.
- А что ищешь ты? - спросил я
Малыш остановился, чуть помыслив, спросил:
- Никому не скажешь?
- Хм, нет ни кому, а что это тайна? - я удивленно поднял брови.
- Это мой секрет, - сказал пацан.
- Ладно уговорил, честное слово не скажу, - улыбнувшись сказал я.
- Я ищу монетки, тут на алее их иногда можно много найти, если знаешь где искать. Их много под лавочками, я в прошлом году очень много тут нашел.
- Монетки? - переспросил я.
- Да, монетки.
- И что прошлым летом, ты их то же тут искал?
- Да искал, - лицо малыша стало очень серьезным.
- А сегодня много нашел, - ради любопытства спросил я.
- Щас, сказал он, и полез в карман брюк.

Маленькая рука, достала из кармана клочок бумаги. Малыш присел на корточки, развернул газету и положил на асфальт. В газете блестело несколько монет. Насупившись, малыш брал монетки с газеты и складывал в свою маленькую, грязную ручку. При этом его губы шевелились, видно он очень усердно подсчитывал свои находки. Прошло несколько минут, я улыбаясь смотрел на него.
- Сорок восемь копеек, - сказал он, высыпал монеты в газету, завернул их и сунул в карман брюк.
- Ого, так ты богач, - еще больше улыбаясь, сказал я.
- Неа, мало, пока мало, но за лето я тут много найду.
Я вспомнил своего сына, и себя, а кто не собирает на конфеты или игрушки деньги в детстве?
- На конфеты собираешь?
Малыш насупившись молчал.
- А, наверное на пистолет? - переспросил я
Малыш еще больше насупился, и продолжал молчать.

Я понял, что своим вопросом я перешел какую-то дозволенную черту, я понял, что затронул что-то очень важное, а может быть и личное в душе этого маленького мужчины.
- Ладно, не злись, удачи тебе и побольше монет, завтра будешь тут? - сказал я и закурил.
Малыш, как-то очень грустно посмотрел на меня и тихо сказал:
- Буду, я тут каждый день, если конечно дождь не пойдет.

Вот так и началось мое знакомство, а в последствии и дружба с Илюшей (он сам так себя называл). Каждый день, я приходил на алею, и садился на лавочку. Илья приходил, почти всегда в одно и то же время, я спрашивал его, как улов? Он приседал на корточки, разворачивал газету и с большим усердием пересчитывал свои монетки. Ни разу там не было больше рубля.
Через пару дней нашего знакомства я предложил ему:
- Илюша, у меня тут завалялось пару монеток, может возьмешь их в свою коллекцию?
Малыш на долго задумался, и сказал:
- Неа, так просто нельзя, мне мама говорил, что за деньги всегда надо что-то давать, сколько у тебя монеток?
Я пересчитал на ладони медяки.
- Ровно 45 копеек, - с улыбкой сказал я.
- Я щас, - и малый скрылся в ближайших кустах.
Через пару минут он вернулся.
- На, это я тебе за монетки даю,- сказал пацан и протянул ко мне ладошку.
На детской ладошке, лежал огрызок красного карандаша, фантик от конфеты и кусок зеленого стекла от бутылки.
Так мы совершили нашу первую сделку.

Каждый день я приносил ему мелочь, а уходил с полными карманами его сокровищ, в виде, крышек от пива, скрепок, поломанных зажигалок, карандашей, маленьких машинок и солдатиков. Вчера я вообще ушел сказочно «богат», за 50 копеек мелочью, я получил пластмассового солдатика без руки. Я пытался отказаться от такого несправедливого обмена, но малыш был крепок в своём решении как железобетон.

Но в один день малыш отказался от сделки, как я его не уговаривал, он был непреклонен.
И на следующий день отказался.
Несколько дней я пытался понять почему, почему он больше не хочет брать у меня монетки? Вскоре я понял, он продал мне все свое нехитрое богатство, и ему нечего было дам мне взамен за мои монеты.
Я пошел на хитрость. Я приходил чуть раньше и тихонько кидал под лавочки по несколько монет. Мальчуган приходил на алею, и находил мои монеты. Собирал их, садился у моих ног на корточки, и с серьезным видом пересчитывал их.
Я к нему привык, я полюбил этого мужичка. Я влюбился в его рассудительность, самостоятельность и в настойчивость в поисках монеток. Но с каждым днем, меня все больше и больше мучил вопрос, для чего он второй год собирает монетки?
Ответа на этот вопрос у меня не было.
Почти каждый день я приносил ему конфеты и жвачки. Илюша с радостью их лопал.
И еще, я заметил, что он очень редко улыбался.

Ровно неделю назад, малыш не пришел на алею, не пришел и на следующий день, и всю неделю не приходил. Ни когда не думал, что буду так переживать и ждать его.

Вчера я пришел на ту самую алею, в надежде увидеть Илюшу.
Я увидел его, сердце чуть не вылетело из груди. Он сидел на лавочке и смотрел на асфальт.
- Здаров Илюша, - сказал я улыбаясь во все зубы, - ты чего это не приходил, дождя не было, поди монеток под лавочками лежит видимо не видимо, а ты филонишь.
- Я не успел, мне монетки больше не нужны, - очень тихо сказал он.
Я присел на лавочку возле него.
- Ты чего это, брат, грустишь, что значит не успел, что значит не нужны, ты это брось, давай выкладывай что там у тебя, я вот тебе принес, - и протянул ему ладонь с монетками.
Малыш посмотрел на руку и тихо сказал:
- Мне не нужны больше монетки.
Я никогда не мог подумать, что ребенок в шесть лет, может говорить с такой горечью и с такой безнадежностью в голосе.
- Илюша, да что случилось? - спросил я, и обнял его за плечи,- зачем тебе вообще нужны были эти монетки?
- Для папки, я собирал монетки для папки, - из глаз малыша потекли слезы, детские слезы.

Во рту у меня все пересохло, я сидел и не мог вымолвить ни слова.
- А зачем они папке? - мой голос предательски сорвался.
Малыш сидел с опушенной головой и я видел как на коленки падали слезы.
- Тетя Вера говорит, что наш папка много пьет водки, а мама, сказала что папку можно вылечить, он болен, но это стоит очень дорого, надо очень много денег, вот я и собирал для него. У меня уже было очень много монеток, но я не успел, - слезы потекли по его щекам ручьем.
Я обнял его и прижал к себе.
Илья заревел в голос.
Я прижимал его к себе, гладил голову и даже не знал что сказать.
- Папки больше нет, он умер, он очень хороший, он самый лучший папка в мире, а я не успел, - малыш рыдал.

Такого шока я не испытывал еще никогда в жизни, у самого слезы потекли из глаз.
Малыш резко вырвался, посмотрел на меня заплаканными глазами и сказал:
- Спасибо тебе за монетки, ты мой друг, - развернулся, и вытирая на бегу слезы побежал по алее.
Я смотрел ему в след, плакал и смотрел в след этому маленькому мужчине, которому жизнь подсунула такое испытание в самом начале его пути и понимал, что не смогу ему помочь никогда.

Больше я его на алее не видел. Каждый день в течении месяца я приходил на наше место, но его не было.
Сейчас я прихожу на много реже, но больше ни разу я его не видел, настоящего мужчину Илюшу, шести лет от роду.
До сих пор, я бросаю монеты под лавочку, ведь я его друг, пусть знает, что я рядом...

=====
не пейте мужики  :glasses:

+1

3

Skay написал(а):

не пейте мужики

блин... зацепил рассказ.
прочитал - и... "мужчины не плачут, мужчины огорчаются" (©)... ну вы поняли...

0

4

Вот так обычаи и нравы народов...  :tired:

Женское обрезание

http://keep4u.ru/imgs/b/080302/d3/d3343b3bd12a02bc69.jpg

"Обpезание оставляет pанy на всей твоей жизни", - говоpит 24-летняя Шаpи. Ей было 17, когда она пpиехала в Англию и вышла замyж за английского паpня. Их бpак pазвалился чеpез четыpе года назад - из-за обpезания.
"Я подвеpглась обpезанию (клитоpодектомии), когда мне было 14. За все вpемя замyжества я ни pазy ничего не почyвствовала. Я, конечно, пpитвоpялась, что без yма от секса и даже изобpажала оpгазм. Мyж так и не yзнал, что я обpезана. Я емy сказала yже после pазвода".
 

"Когда меня обpезали, я считала, что это так и нyжно. Мать мне говоpила, что быть необpезанной - позоp".
"В моем племени, y масаи, обpезают поздно - иногда пеpед самой свадьбой. Я пpишла сама, и стаpyха-акyшеpка сделала это обычными ножницами. Было очень больно, казалось, это никогда не кончится. Hо y масаи не пpинято плакать - нyжно теpпеть, даже если очень больно".
"У меня были двое мyжчин yже после pазвода, но один меня пpосто использовал, дpyгой сpазy же догадался, что я лишь имитиpyю yдовольствие. Я не возpажаю пpотив секса, но мне всегда хочется, чтобы они кончали поскоpее. И я сознательно не выходила замyж все эти годы".
"Я потеpпела полное кpyшение в жизни. Я говоpила себе: "Ты никогда не найдешь мyжчинy, котоpый тебя полюбит. У тебя нет сексyального чyвства. Тепеpь, после четыpех жyтких лет, pана в дyше понемногy затягивается. Я еще не готова к новой попытке, но y меня появилась надежда. Я веpю, что когда-нибyдь я смогy почyвствовать то же, что любая женщина - pадость от того, что тебя любят, pадость матеpинства. Hо оpгазма я не смогy испытать никогда".

http://keep4u.ru/imgs/b/080302/f5/f51d87b29f72a627e9.jpg

Сейчас Элисон 19 лет. Она pодилась и выpосла в Англии. Десять лет назад ее и двyх сестеp повезли на каникyлы в Сyдан - якобы пpоведать бабyшкy с дедyшкой. Hа следyющий день ее с сестpами отвели к местной акyшеpке, и та отpезала всем тpем девочкам гениталии - pжавыми ножницами. Без анестезии. Элисон по сей день помнит этy боль. "Я не понимала, что они со мной делают", - вспоминает она.
Пpоисшедшее с девочками называется "обpезанием во славy Фаpаона". Это кpайняя фоpма генитального yвечья, когда клитоp и внешние половые гyбы подвеpгаются полной, а внyтpенние - частичной ампyтации. Затем "специалист" зашивает pанy, оставляя лишь кpошечное отвеpстие. После опеpации ноги жеpтвы кpепко связаны в течение двyх недель - пока pана не затянется.
Выдyмка, скажете вы. Hy, может быть, одиночный слyчай. Какой-нибyдь кyльт Вyдy. Изобpетение маньяка-женоненавистника... И окажетесь непpавы. Женское обpезание - тpадиционный pитyал, котоpомy подвеpглись 84 миллиона ныне живyщих женщин более, чем в тpидцати стpанах. Главным обpазом в Афpике, но в некотоpых частях Азии и Латинской Амеpики обычай также встpечается достаточно часто. Мало того, где бы ни оседали эмигpанты из этих стpан, обpезание пpодолжается. За последние 10 лет были заpегистpиpованы слyчаи в Бpитании, Фpанции, Геpмании и еще пяти pазвитых стpанах, включая США и даже Финляндию.

В Бpитании женское обpезание было официально запpещено в 1985 годy, но многие афpоазиатские общины в кpyпных гоpодах пpодолжают yвечить своих дочеpей. В данный момент это гpозит 10.000 девочек и девyшек, и цифpа пpодолжает pасти с пpитоком новых эмигpантов. Однако точных цифp не знает никто - опеpации пpоводятся тайно, либо вне стpаны. Иногда несколько семей скидываются на авиабилет и вызывают акyшеpкy в Англию - так опеpация обходится дешевле. Hекотоpые попpостy обpезают дочеpей самостоятельно.

http://keep4u.ru/imgs/b/080302/1d/1da97b35028f8425c7.jpg

Кpоме yже описанной инфибyляции, пpактикyются еще две фоpмы женского обpезания. Клитоpодектомия - частичное или полное yдаление клитоpа - почти так же тяжело по последствиям. Самая "легкая" фоpма, известная в мyсyльманских стpанах как "сyнна" - тpадиция, заключается в yдалении кожистых складок, закpывающих клитоp. Ее можно считать аналогом мyжского обpезания.
Однако по каким бы сообpажениям - pелигиозным, гигиеническим или эстетическим - ни делалось мyжское обpезание, оно не подавляет мyжскyю сексyальность. У женщин же это больше пожоже не на обpезание, а на кастpацию. Hекотоpые антpопологи считают, что почти все миpовые сообщества пpактиковали подобное на опpеделенном этапе. За пpимеpом ходить недалеко: еще в пpошлом веке и в Евpопе, и в Амеpике клитоpодектомия почиталась как пpекpасный способ излечения многих "женских слабостей", таких как нимфомания, депpессии, истеpия и мастypбация. В 60-х годах пpошлого века некий Айзек Бейкеp пpовел множество подобных опеpаций - пока его не лишили вpачебного диплома.
Объяснения пpоисходящемy могyт быть самые pазные, но, как пpавило, женское обpезание - это попытка сохpанить "девственность" и "непоpочность" девyшки, подавить в заpодыше всякyю сексyальнyю активность. Кpоме того, стоpонники обpезания считают, что оно повышает yдовольствие мyжчины, так как заpyбцевавшиеся кpая не позволяют влагалищy pастягиваться даже после pодов. Hеобpезанных девyшек часто считают "pазвpатными", и для них становится почти невозможным выйти замyж. Hекто Hахид Тобия (доктоp!) в своей книге "Женщина в аpабском миpе" yтвеpждает, что "потеpя гениталий - не такая yж доpогая цена, чтобы yдачно выйти замyж".

http://keep4u.ru/imgs/b/080302/75/75e7546c4e3872bf62.jpg

  Еще одна пpичина - чисто pелигиозная. "Родители нам внyшили, что мы должны выполнять пpедписания pелигии, чтобы быть yгодными Богy", - объясняет девyшка из Сомали. В последнее вpемя многие женщины-мyсyльманки с yдивлением yзнают, что в Коpане нет ни слова о женском обpезании, впpочем, как и в Библии.
Тем не менее миллионы женщин добpовольно yвечат себя (и своих дочеpей). Они слепо следyют обычаям пpедков, часто и не подозpевая о последствиях. И последствия настyпают: хpонические инфекции, кисты и абсцессы в pайоне вyльвы, непеpеносимая боль, менстpyальная кpовь в кишечнике, фpигидность, депpессии... список можно пpодолжать очень долго.
Когда желанное замyжество настyпает, для женщины настyпают чеpные дни. Две величайшие человеческие pадости - матеpинство и любовь - пpевpащаются в источник кошмаpа. "Есть тpи печали в женской сyдьбе - день обpезания, бpачная ночь и pождение пеpвенца", - пишет сомалийский поэт. "Бpачная ночь - это yжас, - pассказывает одна из женщин. - Мyжчина пытается пpоникнyть в тебя и не может. Hо идти к вpачам считается позоpом. Поэтомy мyжчина готов на все, сколько бы это ни длилось. Hекотоpые мyжья, потеpяв теpпение, делают это сами - обычным ножом".

http://keep4u.ru/imgs/b/080302/dc/dc1245016ecbbb6e96.jpg

Всемирный позор: факты

Полная ампyтация женских гениталий по сей день пpактикyется в Сyдане, Мали, Сомали и кое-где в Эфиопии, Египте и Севеpной Hигеpии. Клитоpодектомия и частичное обpезание pаспpостpанены на западном побеpежье от Камеpyна до Мавpитании, в Центpальной Афpиканской Респyблике, Чаде, Кении, Севеpном Египте и Танзании.

В Азии женское обpезание тpадиционно сpеди мyсyльманских общин на Филиппинах, в Малайзии, Пакистане и Индонезии. Также пpактикyется в Аpабских Эмиpатах, Южном Йемене, Омане и Бахpейне.

В Латинской Амеpике оно встpечается в Бpазилии, Восточной Мексике и Пеpy.

В некотоpых pайонах Hигеpии жители свято веpят, что если пpи pодах младенец коснется головой клитоpа, он непpеменно yмpет. Поэтомy клитоpодектомию пpоизводят на шестом месяце беpеменности.

Hекотоpые племена (особенно в Съеppа-Лионе) полагают, что если клитоp не отpезать, он выpастет до pазмеpов мyжского члена.

В Сомали и севеpном Сyдане считают, что неyдаленный клитоp непpеменно пpевpатит женщинy в пpоститyткy. Однако, по данным д-pа Косо-Томаса, сpеди 200 сyданских пpоститyток 170 оказались обpезанными.

Этнические гpyппы в Мали и Севеpной Hигеpии считают женские гениталии "отвpатительными" и yдаляют их полностью по чисто эстетическим пpичинам.

http://keep4u.ru/imgs/s/080302/26/26bfdddf97f7ef4a6d.jpg

0

5

Karlych написал(а):

Женское обрезание

Я как раз пару дней назад об этом читала. С пояснением, что в этом, как и в ритуальной дефлорации, выражается мужской страх перед архетипом Великой Матери. "Вагины с зубами", способной поглотить мужественность.
Лишая женщину ее сексуальности мужчина тем самым низводит ее на низший уровень и перестает видеть в ней конкурента и соперника. "Ихс", как говорят у нас. Мерзость.

0

6

Подарок учительнице.

- А что касается психоаналитического дискурса сказок,
то его давно пора забить осиновым колом назад в ту кокаиново-амфетоминовую задницу,
которая его породила.
Чтобы не поганил наш аленький цветочек.

В. Пелевин «Священная книга оборотня»

6 марта Славик сидел на уроке русского языка и делал вид, что пишет упражнение. На самом деле мысли его сосредоточились совсем на другом. Впрочем, не совсем на другом, точнее другой, мысли Славика сосредоточились на учительнице. Если быть еще точнее - на том подарке, который каждый ученик должен преподнести этой самой учительнице уже на следующий день. Проблема состояла в том, что мысль сосредоточивалась только до слова «подарок», а пройдя сквозь него, стремительно рассредоточивалась. Что именно сделать учительнице в качестве подарка? Этот дурацкий вопрос без ответа и мучил Славика. Можно было бы выучить стихотворение и рассказать Вере Петровне на утреннике. Это был бы самый оптимальный вариант, если бы не одно «но» - стихотворения, причем строго оговоренные, рассказывают в строго оговоренном порядке строго оговоренные ученики, в строго оговоренном количестве, а именно 4 мальчика и 2 девочки, назначенные самой Верой Петровной еще за две недели до праздника. Славик бы в любом случае не попал бы в эту шестерку, даже будь он девочкой, потому как, кроме всего прочего, для этого нужно было хорошо учиться. Из прочих вариантов заслуживали внимание лишь несколько идей, которые были хотя бы выполнимы. Дарение цветов отвечали этому условию, но Славик, истинный математик, чувствовал, что оно, условие это, было хоть и необходимым, но явно не достаточным. Посему следовало добавить к этому что-то еще. Но что?! Можно было бы сделать красивую открытку, внутри которой нарисовать улыбающуюся Веру Петровну и подписать: «Любимой учительнице, Вере Петровне от ученика 5Б класса Козлова С. в международный женский день 8 марта». Способностей к рисованию, как впрочем, и прочих способностей у Славика не было, однако Славик не сбрасывал эту идею со счетов, оставив ее на крайний случай. Можно попросить сделать маму торт, судя по размерам Веры Петровны - она не прочь отведать за чашечкой чая кусочек…

- Интересно, ей кто-нибудь когда-нибудь делал куннилингус?

Славик так был погружен в свои мысли, что даже растерялся. Он посмотрел на Юрика. Юрик был двоечником, и второй день сидел за одной партой со Славиком.

- Что? – переспросил Славик.

- Прикинь этой жирной [цензура] сделать куннилингус, - тихо, а потому особенно мерзко, захихикал Юрик

Славик недоуменно помолчал, потом прошептал:

- И что?

- Ну ты бы смог сделать ей куннилингус?

Славик призадумался:

- А разве это так сложно?

- Ну сделай, если не сложно, - силясь не расхохотаться, кинул Юрик

- Ну и сделаю, - обиженно буркнул Славик.

- Хахаха, спорим, что не сделаешь?

Это было уже слишком. Это был вызов.

- Вот увидишь - сделаю!

- Успокоились и замолчали! – завизжала Вера Петровна

Славик опять уткнулся в тетрадь. Юрик подтолкнул его на мысль. Коль скоро куннилингус сделать сложно значит никто и не будет его делать. Следовательно, если он таки сделает Вере Петровне куннилингус, он выгодно отличится от всех остальных в классе с их одинаковыми открытками, тортиками и прочими банальными мелочами. Славик смутно догадывался, что сложность сделать его именно Вере Петровне в конечном итоге сводится к тому, что она - учительница, здесь ошибиться нельзя, это очень ответственно и легко можно попасть впросак. Потому нужно сделать не просто куннилингус, а самый лучший куннилингус, безупречный и правильный. Это было действительно сложно, учитывая, что до этого Славик вообще не делал никогда куннилингусов. Даже самых плохеньких. Он даже начал сомневаться правильно ли поступил, что поспорил с Юриком. Однако сомнения Славик тут же отбросил. Он во что бы то ни стало, сделает Вере Петровне куннилингус, чего бы ему это ни стоило!

Славик думал об этом все оставшиеся уроки. Никогда его еще не видели таким задумчивым. В общем-то, Славик был полон уверенности, что он сможет это сделать. Проблема заключалась лишь в том, что бы выяснить, как именно делается куннилингус. Он решил спросить об этом Стёпу - самого умного в их классе

- Стёпа, ты когда-нибудь пробовал делать куннилингус?

- Вообще-то не пробовал, - ответил неуверенно Стёпа

Эта неуверенность в степином голосе насторожила Славика. Он упрекнул себя за такую неосторожность. Ведь теперь Стёпа тоже может ухватиться за эту мысль. Вполне понятно, что он не станет плодить конкурентов, рассказывая им все подробности того как делается куннилингус. Спрашивать нужно лиц незаинтересованных.

После уроков Славик поплелся домой. Зашел в свой двор. На лавочке сидели пьяные старшеклассники. Один из них громко ругался. Славик узнал в нем Вову со второго подъезда. Вова иногда катал его на велосипеде. Теперь Вова орал:

- Ах, она с..., тварь такая. Да я ради нее все делал, все бабки на нее спускал! Кинула, убью, крысу! Вот что мне с ней делать, пацаны, что мне теперь ей [цензура] сделать?!!!!

Пацаны молчали. Вова тоже замолк и отпил с горла. Славик, остановившись рядом и слушая все это, неожиданно сам для себя сказал:

- Может быть, тебе сделать ей на 8 марта куннилингус?

Все уставились на пятиклассника. Воцарилось гнетущее молчание.

- Куннилингус?.. – криво глядя на Славика, промычал наконец Вова, - куннилингус? Ей?! После всего этого?! Да.. я ей сделаю куннилингус, - и, набирая обороты, - я ей [цензура] сделаю куннилингус! Лобзиком, наждачкой и выжигателем! Такой куннилингус ей сделаю, что она на всю жизнь запомнит!

Славик поспешно зашел в подъезд. Конечно, Вова был явно не в себе и дальше его лучше было не расспрашивать, но, по крайней мере, Славик узнал, чем ему нужно делать подарок Вере Петровне.

Дома никого не было. Наспех перекусив, Славик полез в кладовку. Достал из нее и лобзик, и выжигатель, а так же несколько деревяшек, фанеру, пару нулевых наждачек и линейку. Перетащил это все в свою комнату и разложил на столе. После чего взял оба инструмента для изготовления куннилингуса в руки и завис над столом. Что делать дальше он не знал. У него не было ни малейшего понятия как должен выглядеть этот злосчастный куннилингус. Впрочем, была еще одна надежда выяснить это. Славик достал с полки обе книжки – одну по выжиганию, другую по поделкам из дерева. Два часа он изучал каждую картинку. Были деревянные уточки, скворечники, всевозможные черные узоры на гладкой фанере, был один кораблик, в общем в книжках содержалось множество картинок, но ни одна из них не была подписана словом «Куннилингус». У Славика опустились руки. Он безвольно сел на кровать. И в это время с института пришла старшая сестра. Славик решительно пошел вслед за ней на кухню. Она-то за свою жизнь, уж точно, сделала хотя бы один куннилингус. Да наверняка больше. Зазря что ли ее любят все преподаватели и подруги.

- Настя, ты знаешь как сделать куннилингус?

Настя застыла с заварником в руках и удивленно посмотрела на братика:

- Славик, зачем тебе это?

- Скажи. Мне очень, очень надо, - жертвенным голосом взмолил Славик.

- Не думаю, что я могу тебе в этом помочь, - попыталась спрыгнуть с темы Настя.

Но Славик хоть был и младше ее на 8 лет, но малым вырос не по годам смышленым - ход сестрицыных мыслей стал понятен ему сразу же. Естественно, она все знала, это было видно по ее лицу. К тому же она заметно нервничала. Просто не хотела выдавать секрет изготовления куннилингуса. Старшие дети никогда не говорят младшим как они добились тех или иных умений. Оно и понятно – им до всего приходилось доходить самим, путем долгих тренировок, многочисленных проб и ошибок. Они очень ревностно относятся к этому, чтобы так просто рассказать это младшим, которым вечно достается все уже готовеньким. Славик понимал это. А потому он заявил:

- Ну тогда я спрошу у кого-нибудь другого.. У Вовы например. А потом буду делать куннилингус всем подряд. Все будут приходить только ко мне и просить, чтобы именно я сделал им куннилингус!

Славик не просчитался. Попал в самую точку. Сестра заметно забеспокоилась. Она села на стул и, поставив локоть на стол, уперла лоб в ладонь: «Так…». Славик сел рядом и молча выжидал. Он рос отличным стратегом. Через несколько секунд Настя посмотрела на брата:

- Слав, для начала это..это не делается всем подряд, это ясно?

- По честному я хочу сделать это только одному человеку, - тут же заверил ее Славик.

- Одному?.. – Настя запнулась в нерешительности. Но было видно, что это ее успокоило. Одному – не всем, первенство своего она не потеряет. В том, что она его имела теперь у Славика не оставалось ни малейшего сомнения.

- Ну, - продолжила осторожно Настя, взвешивая каждое слово, - ты хотя бы знаешь..ээ.. как бы это сказать.. ну, например.. скажем.. чем он делается?

Славик видел всю ее насквозь и в душе ухмылялся этой ее осторожности. Он ответил столь же неопределенно:

- Я же тебе сказал – я не знаю как. А чем, - он кинул на сестру многозначительный взгляд, - чем я знаю.

- Так.. ну ладно.. уже легче.. Только обещай, что не будешь никому рассказывать?

Уж на это-то сестрица может рассчитывать в полной мере. Он уже понял, что такими знаниями не раскидываются.

- Обещаю.

Сестра сделала глубокий вдох, в следующее мгновение выдох и вошла в странное состояние настороженной непринужденности.

- Видишь ли, - начала она, - здесь нет единых правил. Самое главная ошибка всех начинающих, что они полагают, что..хм.. что чем сильнее натираешь..ээ..

- Палочку? – подсказал Славик

- Палочку? – переспросила Настя, - хм.. ну да.. да, палочку.. тем куннилингус получается лучше. Но это не так. Если хочешь сделать настоящий куннилингус оставь эту… прости господи… палочку на потом. На самый конец…

- Ага, - раскрыв рот, слушал Славик старшую сестру

- … Сначала нужно аккуратно - не надо резких движений, все испортишь - пройтись вокруг… можно начинать осторожно ээ.. раскрывать..ээ щелочку..

- Как это?

- Ну раскрыть щелочку, просверлить дырочку, начнешь делать поймешь… можно даже пальцем помочь, если не получается.

- Ага.. – понимающе кивнул Славик.

- Только делать это нужно очень аккуратно. А то некоторые это проделывают так как будто из бревна топором лодку выстругивают. С отдельными бревнами может так и стоит поступать, но вообще-то за такой куннилингус убивать надо.

Слава запомнил это важное замечание. Дело было явно рискованным.

- Ну а как он хоть выглядит-то вообще?

- Ну я же тебе рассказываю. Выглядеть он может по разному, потому…ээ.. побольше фантазии, - постепенно расходилась Настя, - это не должно быть просто набором каких-то фиксированных штампов, они здесь как раз и не приветствуются. Это сродни искусству. Не бойся экспериментировать. Доверься своему воображению. Тебе самому должно это нравится.

- Ну а что самое главное-то?

- Самое главное – делать это с любовью. Если будешь следовать этому правилу, мелкие огрехи никто не заметит. А крупных…лучше все же не делать.

- Понятно.

- Ну в общих чертах.. это все…

Слава поблагодарил сестру за дельные советы и отправился в свою комнату. В целом, в общих чертах, Славик уловил основную идею куннилингуса. Куннилингусом называли нечто вроде работы на свободную тему. Как и любая свободная тема свободна она с известными ограничениями и наилучший результат, как не крути, все же приходит с опытом. Это было, конечно, не самое приятное открытие, но все же его успокаивали последние слова сестры о любви и мелких огрехах. Никто, даже Вера Петровна, не будет требовать от него куннилингуса высшего пилотажа, как никто не ждет даже в лучших школьных сочинениях настоящих литературных шедевров. Уже закрывая за собой дверь, он услышал тихий голос сестры, явно обращенный самой себе: «все нормально, все нормально, я и сама ведь первый раз в таком же возрасте… это лучше, чем если бы…»

Он закрыл за собой дверь. Подошел к столу, где были разложены инструменты и материал. Славик взял в правую руку наждачную бумагу, осмотрел стол, приподнял левой рукой небольшого размера палочку, повертел ее между пальцев и отложил подальше. Вместо нее он взял фанерный лист средних размеров, сел на пол и принялся натирать его наждачкой. Он старался особо не налегать. Аккуратно и терпеливо он зачистил сперва одну сторону, затем другую. Постепенно он снял с поверхности фанеры все шероховатости, она стала гладкой как зеркало. Славик был доволен проделанной работой. На другом листе фанеры он сделал два распила лобзиком, затем опять взял наждачку и зачистил их изнутри. Дальше он на два раза свернул наждачку и скрутил ее в трубочку. Внутрь, для упругости, он поместил небольшой металлический стержень, замотал верхний конец наждачки изолентой и полученным инструментом принялся вытирать отверстие посреди фанеры. Он был похож на первобытного человека добывающего огонь. Дело двигалось крайне медленно. Он то и дело, как советовала сестра, убирал наждак и пытался простучать углубление пальцем. Впрочем, особого эффекта это не давало, и он вновь брался за стержень, обернутый наждаком и продолжал терпеливо вкручивать его в центр фанерного листа. Занятие это было крайне утомительное. Теперь он понимал, что делать куннилингус - действительно сложно. Вдвойне сложнее то, что он делал его Вере Петровне, этой толстой дуре. Столько трудов, и кому?! Юрик знал, что говорил. Теперь и Славик осознал это в полной мере. Но отступать было уже поздно.

До поздней ночи он возился со своим куннилингусом. За это время он смастерил что-то наподобие ни то парусника с мачтой посередине, ни то макета тетради, с торчащей в нем ручкой, понять было сложно, описать словами тем более. Но одно можно сказать точно – получилось нечто действительно красивое. Последнее, что сделал Славик была надпись упорно и настойчиво выведенная выжигателем на боковой стороне композиции: «Куннилингус». Чуть ниже: «С праздником 8 марта». Выводить «Вера Петровна» не было уже никаких сил, точнее силы еще оставались, но лишь на то, что бы закрепить авторство. Третьей строчкой маленькими буковками он скурпулезно вывел: «Козлов С.»

На следующее утро, 7 марта, Славик очень аккуратно завернул в бумажный пакет куннилингус и положил его в рюкзак. С бьющимся от волнения сердцем он, вместе с родителями, отправился в школу на утренник, посвященный международному женскому дню.

В классе собралась куча народу. Взрослые и дети едва расселись по местам. Кто-то сидел на подоконнике, кто-то стоял вдоль стенки. Несколько ребятишек сидели на корточках. На своем королевском месте, за столом, слева от доски водрузилась сама Вера Петровна. Все утихли и началось торжество.

Первыми по программе выступили шестеро счастливчиков со стихотворениями. Каждому из них долго и натянуто хлопали. Даже Маше, которая запнулась на третьей строчке первого четверостишия. Затем последовала сценка, над которой все, кроме Веры Петровны, громко смеялись, следом за первой последовала сценка вторая над которой смеялась только Вера Петровна. Пришла пора всевозможным конкурсам, и, наконец, в завершении, ученики дружным строем потянулись со своими подарками к учительнице. Каждый подходивший говорил заранее заготовленную фразу: «Вера Петровна, вы самая лучшая, добрая и справедливая учительница, я хочу подарить вам открытку, которую сделал сам». Открытка показывалась всему классу. «Вера Петровна, вы не просто учительница, вы настоящая женщина и мы с мамой по-женски поздравляем вас вот этим тортом». Торт так же демонстрировался публике. Очень скоро на столе Веры Петровны образовалась целая стопка открыток и несколько коробок с тортами.

Славик шел самым последним, держа в руке сверток. Он остановился перед Верой Петровной. Вера Петровна смотрела на него испытывающе-любящим взглядом, от которого у Славика едва не подкосились ноги. Он молчал. Все ждали. «Слава, - услышал он где-то вдалеке голос мамы, - ну что же ты давай». Взгляд Веры Петровны становился уже напряженно-испытывающе-любящим. Славик поспешно развернул сверток и протянул его Вере Петровне.

- Ну что же ты, Козлов, покажи всем, что ты сделал, - противно улыбнулась Вера Петровна.

Славик вытянул руки с подарком над головой.

- Очень хорошо, - не спеша проговорила Вера Петровна, - хм.. и что же это за такая, с позволения сказать, поделка означает, можно полюбопытствовать?

- Это куннилингус, - дрожащим от волнения голосом сказал Славик, и поспешно добавил, - этот куннилингус я сделал вам, Вера Петровна. Поздравляю с 8 марта.

Выражение лица Веры Петровны не изменилось. Есть такая детская игра. Называется «Море волнуется»: «море волнуется раз, море волнуется два, море волнуется три, морская фигура замри». Эффект был приблизительно такой же. Все замерли в тех позах, в которых находились за мгновение до этого. Первым своим хохотом нарушил всеобщий паралич Юрик. Он вызвал цепную реакцию. В следующую секунду класс взорвался всеобщим термоядерным гоготом. Вера Петровна, все с тем же выражением лица сквозь зубы прошипела: «вон».

Славик, сжимая куннилингус в руках, пулей вылетел из класса, скатился вниз по лестнице и выбежал на улицу, обогнул школу и сел на заднем дворе прислонившись к стенке. Весь красный от стыда он плакал так сильно, что не хватало сил даже на то, что бы реветь со звуком. Со стороны можно было подумать, что у мальчика случился приступ эпилепсии.

Вся случившаяся несколько минут назад трагедия стояла перед его глазами картинкой со всеми безжалостно прорисованными деталями. Славик ожидал всякого, но только не такого. Его душила обида. Он силился понять как же так получилось. Ведь он столько сил отдал, делая этот куннилингус, он представлял как все восхитятся им, как Вера Петровна пустит слезу умиления и он станет самым любимым учеником в классе… Так Славик просидел какое-то время. Как вдруг он почувствовал что до него кто-то дотронулся. Он поднял голову. Сквозь слезы бедный мальчик не сразу узнал кто это был. «Не плачь», - услышал он знакомый голос. Славик протер глаза. Перед ним стояла одноклассница Верочка. «Не плачь», - повторила она и подняла валяющийся в тающем снегу рядом со Славиком подарок учительнице.

- «Куннилингус», - прочла она, - а ты знаешь, Козлов… Слава, мне он нравится. Правда.

Славик посмотрел на нее, но ничего не ответил.

- Очень красиво. Ты сам его сделал?

- Сам, - буркнул Славик

- Не обращай внимание на этих дураков, - сказала Верочка.

- Тебе легко говорить, ты не знаешь как это… - начал было Славик.

- Знаю, - перебила его Верочка.

- Ты тоже делала кому-то куннилингус?! – выпучил глаза Славик.

- Нет, не куннилингус. Я сделала минет нашему физруку на 23 февраля, - пояснила Верочка.

- Правда? – уже почти без всхлипов переспросил Славик. Сам он этого не знал, потому как болел тогда гриппом и две недели в школу не ходил.

- Да. Хочешь посмотреть? - кокетливо подмигнула ему Верочка, - Он у меня с собой.

- Ну можно, - осторожно согласился Славик.

Верочка нырнула в свой рюкзак и достала из него маленькую сумочку, из которой, в свою очередь, извлекла свой минет. Минет представлял собой кусок обработанной материи белого цвета - нечто среднее между косынкой и платком. По всей его поверхности красовались вперемешку вышитые красными нитками сердечки и звездочки. По бокам, образуя ни то купол, ни то просто треугольник скрещивались две шпаги. Внизу крупными буквами, составленными из цветочков было по девчоночьи через чур, как показалось Славику, сентиментально вышито слово «Минет», а внизу розовой ниткой мелко выстрочено на машинке «Коновалова В.».

Славик держа верин минет в руках, сказал:

- Да, очень красиво. И что же произошло? – ответ на этот вопрос действительно интересовал его.

- Да.. При всем классе вывел за ухо из спортзала и велел прийти с родителями. Такая вот история.

Славик еще раз посмотрел на платок. Он ему и впрямь понравился. Вера эта заметила.

- Хочешь я подарю тебе его?

- Но ты ведь не мне его делала.

- А ты представь, что тебе. Я очень хотела бы сделать тебе минет. Ты хороший.

- Спасибо, - проговорил Славик. – знаешь что. Если ты сделала этот минет мне, то тогда этот куннилингус я сделал тебе.

- Правда?! – заблестели глаза у Верочки.

- Да. Теперь он твой.

Верочка кинулась к нему на шею и поцеловала в щеку.

- Фу, - отпрял от нее Славик, - вот еще.. если я тебе сделал куннилингус, а ты мне минет – это еще не значит, что я хочу с тобой целоваться. Это уже слишком.

- Хорошо, - засмеялась Верочка, - тогда давай просто дружить!

- Ну давай, - согласился Славик.

С тех пор они дружили. Ходили вместе в столовую, иногда даже держались за руки. Славик сделал своей подруге еще несколько куннилингусов. Она же старательно и с любовью творила ему минет. Иногда они делали это вместе, либо у Верочки дома, либо у Славика. Со временем у них получалось все лучше и лучше. Они даже стали делать «два в одном». Славик выпиливал лобзиком куннилингус, а Верочка старательно обшивала его минетом. Это были настоящие шедевры.

Здесь бы самое время поставить точку и написать «счастливый конец», но, увы, так бывает лишь в добрых в сказках, но не в жизни, с ее жестоким и безжалостным реализмом. Кто-то, скорее всего Юрик, а может быть кто другой – теперь этого не выяснить никогда, дали другую интерпретацию минета и куннилингуса. Правда оказалась столь безобразно чудовищной, столь отвратительной и мерзкой, что юные детские души Славика и Верочки разбились как хрусталь о холодный бетон. Принять эту правду было выше их сил. В одно мгновение весь мир разлетелся для них на мелкие кусочки. И они сделали это. Последний прощальный единый минет и куннилингус. Он поражал своим великолепием и красотой. После чего они поднялись на крышу высокого дома и, сжав свои ближайшие руки в ладонях друг друга, а вторыми руками держа вдвоем, словно олимпийский кубок, минето-куннилингус, шагнули вниз с шестнадцатого этажа.

Конец.

Мораль – Прежде чем включить новую стиральную машинку внимательно изучайте инструкцию!

Мораль 2 (стандартная) – и не пишите вы дурных рассказиков со всякими моралями в конце, только курам на смех.

Мораль 3 (дополнительная) - … и эпиграфами в начале тоже.

2 декабря 2004г., Новосибирск, Шлюз

+1

7

Skay, извини, не могу себе позволить стока букф читать.  :(

Отредактировано Svetik (Вт, 18 Мар 2008 21:09:53)

0

8

Svetik написал(а):

извини, не могу себе позволить стока букф читать.

Очень здря!
Я смеялась!!!!!!!!!!
Но последняя строчка...того......неправильная(

0


Вы здесь » ФОРУМ ОБЩЕНИЯ И ХОРОШЕГО НАСТРОЕНИЯ » Устаревшие темы » Рассказы и истории