Тёплый осенний день. Ранняя осень. Деревья уже теряют жёлтую листву, которая безшумно ложится вокруг. Всё кругом желто-и небо и земля. Лучи солнца пробиваются сквозь начавшие лысеть деревья, а те оставшиеся листья освещали так, что казалось они стали такими из-за этого, а не от того, что пришёл их час. В этой золотой шубе очень нравилось прыгать и играть матери зайчихе. Она очень любила именно это время осени-саму грань перехода от жаркого и красочного лета к серой и дождливой осени. Именно эта золотая пора наполняла её сердце светлой грустью.
Мать зайчиха оставила своих зайчат неподалёку. Пока они были в безопасности она с нескрываемым удовольствием шуршала только что опавшей листвой. Она вдыхала этот аромат и он кружил ей голову. Она знала, что эта пора скоротечна и изменчива и потому старалась не упускать не единого момента. Она увлеклась своим занятием и не замечала происходящего вокруг.
А её заметили. На её восторженные шорохи подкрался волк. Его шерсть была чёрной, как сама тьма. Казалось что она поглощает свет. Волк крался осторожно, не торопясь. Ему нравилось наблюдать за матерью зайчихой. Ему нравилась её безмятежность, лёгкость. Её воздушное настроение.  Он предвкушал как насладится её нежной плотью, как её горячая кровь будет стекать по его клыкам окрашивая жёлтые опавшие листья в тёмно-красный. Но он не торопил события, не хотел её спугнуть.
Мать зайчиха знала о том, что в лесу есть волки и что ничего хорошего от встречи с ними ей ждать не стоит. Она помнила это всегда. Но не в тот день. В тот день она думала лишь о опадающих листьях, о уходящем лете и скорой холодной зиме. Но  тут, совсем случайно она заметила что то тёмное, большое в стороне от того места, где она придавалась своим романтическим мечтаниям.
Она не почувствовала страха-лишь любопытство. Её заворожила его плавность с которой он приближался к ней, его порождённая самой темнотой шерсть. Она смотрела и смотрела на него не отводя взгляд. Он не был этому удивлён. Такое с ним уже случалось не раз-глупые зверушки часто очаровывались им. Но это всегда длилось не долго и этот раз не был исключением.
Он приблизился к ней на расстояние прыжка. И только в этот момент мать зайчиха что-то почувствовала, но всё равно продолжала заворожённо смотреть на него. Волк стал обонять её запах отчётливее. Он кружил ему голову. С его полураскрытой голодной пасти капала слюна. Он жаждал её плоти. Не в силах сдерживаться он одним резким рывком бросился на неё и через мгновение его острые клыки впились в её нежную шубку, разрывая её на куски. И только в этот момент ощущая непереносимую боль и всепоглощающий ужас-она осознала, что совершила роковую ошибку подпустив волка так близко .Её кровь оросила всё вокруг. С каждой её попыткой вырваться из пасти волка, его клыки всё глубже вонзались в её тело. В её теряющем связь с реальностью сознании пронеслась мысль, что и её дети зайчата могут погибнуть из-за её глупости. Так и произошло. На шорох и визги матери прибежали её зайчата. Двое. Два маленьких неугомонных комочка. Они смотрели своими красивыми по-детски чистыми глазами, которые с каждым мгновением наполнялись страхом, на то, как волк расправлялся с их мамой. Они стояли и смотрели не в силах пошевелиться. Но даже если бы и захотели, то волк догнал бы их без труда. И он и они это понимали. Спустя пару мгновений, волк не без удовольствия расправился и с ними.   Насытившись волк ушёл, оставив после себя лишь красные пятна на жёлтой листве и кусочки разорванной плоти.
Солнечные лучи озаряли это место и кровь в его лучах сверкала багровыми искрами…