ФОРУМ ОБЩЕНИЯ И ХОРОШЕГО НАСТРОЕНИЯ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ФОРУМ ОБЩЕНИЯ И ХОРОШЕГО НАСТРОЕНИЯ » Мир книг » Кто чего читает?


Кто чего читает?

Сообщений 261 страница 263 из 263

Опрос

Кто чего читает?
Детективы

7% - 8
Фантастика

35% - 40
Историческая литература

7% - 8
Женские романы

0% - 1
Учебники

0% - 0
Сказки

2% - 3
Приключения

5% - 6
Мистика

7% - 9
Научная литература

2% - 3
Другое

31% - 36
Голосов: 114

261

793139,14384 написал(а):

Мне фэнтези больше нравится. Разные читаю.

А названия? ;)

0

262

Из последнего Ведьмака читал.

0

263

Поразительно всё же читать о причинах аварии на Чернобыльской АЭС. Ведь действительно порой похоже на продуманную диверсию, с целью выбить из колеи и дискредитировать Советский Союз в глазах  мировой общественности.
Один из главных специалистов ядерщиков, вышеупомянутый Медведев Г. У. в своей книге "Чернобыльская хроника" предлагал позднее не меньше 5 вариантов действия персонала реактора даже в самые роковые моменты , в ночь 26 апреля 1986 года, когда уже все глупости были совершены для создания аварийной ситуации крайнего типа. Защита от дурака на реакторе РБМК-1000 была достаточно надёжна и продумана. И если бы те  люди, которым был доверен столь ответственный участок работы хоть немного вспомнили студенческие лекции по физике или спросили совета по горячему телефону у спецов из "Минатома", то всё можно было спустить на тормозах, хоть и с риском перегреть контуры, даже в критические моменты аварийного состояния реактора между 00-00 и часом ночи! 
Но  инженеры Чернобыльской АЭС с образованием и опытом работы на гидростанциях привыкли относится к сложнейшему реактору на ТЫ! А ведь надо было на ВЫ!  Его даже в шутку называли про меж себя "наш самовар".
Невольно обращает на себя  внимания вся политика подбора персонала, общая схема руководства и отношения с верхним руководством атомной промышленности на протяжении 10 лет перед аварией.
:unsure:
"...Положение,   когда   аварии   на   атомных   станциях   скрывались   от общественности, стало нормой при  министре энергетики и электрификации  СССР П. С.  Непорожнем.  Аварии   скрывались  не  только  от  общественности  и правительства,  но  и  от работников АЭС  страны,  что  особенно опасно, ибо отсутствие информации  о негативном  опыте  всегда  чревато непредсказуемым. Преемник   Непорожнего  на   посту  министра   А.  И.   Майорец,  человек  в энергетических,  особенно  в  атомных,  вопросах  не до конца  компетентный, продолжил традицию умолчания.
Так,  центральный аппарат  Минэнерго СССР, включая  министра  и ряд его заместителей, был некомпетентен в атомной специфике. Атомным  направлением в энергетическом строительстве руководил заместитель министра А.  Н. .Семенов, четыре года назад      поставленный на это сложное  дело, будучи по образованию и многолетнему опыту работы  строителем гидростанций. (В январе 1987  года он был отстранен от руководства ходом строительства атомных станций по  итогам  1986  года за срыв ввода энергомощностей.)      Не  лучшим  образом  обстояло  дело  и  в ведомстве,  которое  в  канун катастрофы   осуществляло  руководство  эксплуатацией  действующих   атомных электростанций (сокращенно - ВПО Союзатомэнерго). Начальником его был Г. А. Веретенников,  на эксплуатации АЭС никогда не работавший. Атомной технологии он  не знал и  после  пятнадцатилетней работы в Госплане СССР решил пойти на живое дело. (В июле 1986 года он был исключен из партии и снят с работы.)   Уже  после чернобыльской аварии,  в июле  1986  года, Б.  Е. Щербина  с трибуны расширенной коллегии Минэнерго  СССР воскликнул, обращаясь к сидящим в  зале  энергетикам: "Вы все эти годы шли  к  Чернобылю!" Если  это так, то следует  добавить,  что  вся  атмосфера  в  атомной энергетике ускорила  это шествие.
В  этот день,  25 апреля  1986  года, на Чернобыльской АЭС готовились к остановке четвертого энергоблока на планово-предупредительный ремонт. Во  время  остановки  блока  по утвержденной главным  инженером  Н.  М. Фоминым программе предполагалось провести испытания  с отключенными защитами реактора  в режиме полного  обесточивания  оборудования  АЭС. Для  выработки электроэнергии  предполагалось  использовать   механическую  энергию  выбега ротора  турбогенератора (вращение по инерции). Кстати, проведение  подобного опыта предлагалось  многим атомным электростанциям,  но из-за  рискованности эксперимента все отказывались. Руководство Чернобыльской АЭС согласилось.  В чем суть эксперимента и зачем он понадобился?      Дело в том, что  если атомная станция  окажется вдруг обесточенной, то, естественно,  останавливаются   все   механизмы,  в  том  числе  и   насосы, прокачивающие охлаждающую воду  через активную  зону  атомного  реактора.  В результате   происходит   расплавление   активной   зоны,  что   равносильно максимальной  проектной  аварии.  Использование любых  возможных  источников электроэнергии в  таких  случаях и  предусматривает  эксперимент  с  выбегом ротора турбогенератора. Ведь пока вращается ротор генератора, вырабатывается электроэнергия. Ее можно и должно  использовать в критических случаях. Режим выбега - одна из подсистем при максимальной проектной аварии (МПА).  Подобные испытания,  но с действующими защитами реактора проводились  и раньше на  Чернобыльской  АЭС и  на других атомных станциях. И все проходило успешно. Мне также приходилось принимать в них участие.  Обычно  программы  таких  работ готовят заранее,  согласуют  с  главным конструктором   реактора,    генеральным   проектировщиком   электростанции, Госатомэнергонадзором.
Программа обязательно предусматривает в  этих случаях резервное  электроснабжение  на   время  проведения  эксперимента.  То  есть обесточивание электростанции во время испытаний только подразумевается, а не происходи!  на  самом  деле.  При  надлежащем  порядке  выполнения  работ  и дополнительных  мерах  безопасности такие испытания  на  работающей АЭС  не запрещались. Тут же следует  подчеркнуть, что испытания с выбегом  ротора генератора позволительно проводить  только после глушения реактора,  то есть  с момента нажатия кнопки  A3 (аварийной  защиты)  и входа в  активную зону поглощающих стержней.  Реактор перед этим  должен находиться в  стабильном,  управляемом режиме, имея регламентный запас реактивности. Несколько   необходимых  пояснений  для  широкого  читателя.  Упрощенно активная  зона   реактора   РБМК  представляет   собой   цилиндр  диаметром четырнадцать метров и высотой  семь  метров. Внутри  этот  цилиндр  заполнен ядерным  топливом  и  графитом. С  торцевой стороны  цилиндр  активной  зоны равномерно пронизан сквозными отверстиями (трубами), в которых  перемещаются стержни регулирования, поглощающие нейтроны. Если все стержни внизу (то есть в  пределах активной зоны),  реактор  заглушен. По  мере извлечения стержней начинается цепная реакция деления ядер, и мощность реактора растет. Чем выше извлечены стержни, тем больше мощность реактора.  Когда  реактор  загружен  свежим  топливом,  его   запас   реактивности (упрощенно - способность к росту нейтронной мощности)  превышает способность поглощающих стержней заглушить  реакцию. В  этом  случае  извлекается  часть топлива (кассеты) и на их место вставляются неподвижные поглощающие  стержни (их называют  дополнительными поглотителями-ДП) как  бы  на помощь подвижным стержням.
  По мере выгорания урана эти дополнительные поглотители извлекаются и на их место устанавливается ядерное топливо.  Однако остается  непреложным правило:  по мере выгорания  топлива число погруженных  в  активную зону  поглощающих  стержней  не  должно  быть менее двадцати  восьми-тридцати  штук  (после  чернобыльской   аварии   это  число увеличено  до семидесяти  двух), поскольку в  любой момент может  возникнуть ситуация,  когда способность  топлива к росту мощности окажется большей, чем поглощающая способность стержней регулирования.  Эти двадцать  восемь-тридцать  стержней,  находящиеся  в  зоне  высокой эффективности, и составляют  оперативный запас реактивности. Иными  словами, на  всех этапах  эксплуатации  реактора его способность  к разгону не должна превышать способности поглощающих стержней заглушить реактор.      Возникает вопрос: почему прежние испытания такого рода, в том числе и в Чернобыле, обходились без ЧП? Ответ простой: реактор находился в стабильном, управляемом состоянии, весь комплекс защит оставался в работе.      Программа,  утвержденная  главным  инженером  Чернобыльской  АЭС Н. М. Фоминым, не соответствовала ни одному из перечисленных требований. Раздел  о   мерах   безопасности   был   составлен   чисто   формально, дополнительных   мер   предусмотрено   не   было,   больше   того-программой предписывалось отключение САОР  (системы аварийного  охлаждения реактора), а это означало, что в  течение всего периода испытаний - около четырех часов - безопасность реактора  будет существенно  снижена. Кроме того, как это будет видно  из  дальнейшего,  работники  АЭС  допускали  отклонения  и  от  самой программы, создавая дополнительные условия для аварийной ситуации.      Операторы не  представляли также  в полной мере, что реактор типа  РБМК обладает серией  положительных  эффектов реактивности, которые  в  отдельных случаях срабатывают  одновременно, приводя  к так называемому положительному останову,  то есть к  взрыву, когда  способность реактора  к разгону намного превышает  способность  средств  защиты  к  его  глушению.  Этот  мгновенный мощностной эффект и сыграл свою роковую роль...
     Но  вернемся к  программе  испытаний.  Попытаемся  понять,  почему  она оказалась не согласованной с  вышестоящими организациями, с теми, кто несет, как и  руководство  атомной станции, ответственность за ядерную безопасность не только самой АЭС, но и государства.     В январе  1986 года  директор АЭС  В.  П.  Брюханов  направил программу испытаний для  согласования  генеральному проектировщику в Гидропроект  и  в Госатомэнергонадзор. Ответа не  последовало. Ни дирекцию  Чернобыльской АЭС, ни  эксплуатационное  объединение  Союзатомэнерго это  не  обеспокоило.  Не обеспокоило это и Гидропроект и Госатомэнергонадзор.   Тут   уж   вроде   можно   позволить   себе   далеко   идущие   выводы: безответственность во всех этих  государственных  учреждениях достигла такой степени, что они  сочли возможным отмолчаться,  не применив никаких санкций, хотя   и   генеральный   проектировщик,   и    генеральный   заказчик   (ВПО Союзатомэнерго), и Госатомэнергонадзор наделены такими  правами, более того, это их прямая обязанность..." (с) Медведев Г.У.

Отредактировано Филатов В.В. (Ср, 6 Апр 2016 14:36:01)

0


Вы здесь » ФОРУМ ОБЩЕНИЯ И ХОРОШЕГО НАСТРОЕНИЯ » Мир книг » Кто чего читает?