Форум общения и хорошего настроения

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



О хомячках

Сообщений 1 страница 20 из 39

1

Хомяк и котенок

- Ну что у тебя там? Покажи!!! - маленький рыжий котенок потеребил лапкой свернувшегося почти в клубок хомяка, что-то сосредоточенно рассматриваюшего на своей мохнатой ладошке.
- Отстань! - хомяк сердито засопел и повернулся к котенку спиной.
- Так не честно! - котенок обиженно дернул полосатым хвостом с кисточкой на конце. - Я же тебе показал вчера дохлого жука... И молока дал полакать из миски...
- Это вы, котенки, лакаете - а мы пьем. - Хомяк с подозрением глянул на котенка прищуренным левым глазом. - А ты не испортишь? - и он с опаской покосился на четыре шустрые лапы, длинные вибриссы, дрожащие от нетерпения и полосатый хвост.
- Нет!!!! Честное слово, я осторожно! Покажиииии... - котенок распластался по полу в пятне солнечного света и просительно заглянул хомяку в глаза. - Ну пожааааалуйста...
- Ладно, смотри. Только осторожно - он еще очень маленький! - хомяк, сосредоточенно сопя, сунул котенку под нос раскрытую ладошку.
- Ух тыыыыыыыы... Какой он замечательный - пушистый и рыжинький, как я... - котенок от восторга заерзал по полу.
- Осторожно, ты же его сдуешь! Он же еще совсем легкий... - хомяк возмущенно сморщил нос и снова повернулся к котенку спиной, сердито сопя. - Вот всегда вы, котенки, так...
- Ну прости, прости! - котенок обежал вокруг хомяка, пытаясь заглянуть ему в глаза. - Я больше не буду. А когда... - он смущенно потер лапкой нос. - Как думаешь, когда он вырастет, он будет играть с нами? Представляешь, как здорово было бы играть в прятки втроем - я, ты и он... - котенок мечтательно зажмурился.
- Конечно, будет, - уверенно закивал хомяк. - Ведь он же понимает - мы его любим. А кого любят, с тем всегда с удовольствием играют в прятки...

0

2

Вечерняя хомячья сказка

Когда зажигаются первые весенние звезды, хомячок вылазит из норы и садиться на порожек. Он чутко вострит маленькие ушки и слушает, не пришла ли уже Она... Каждый год он пытается услышать Ее приход - и потому каждый год садится на порожек и слушает. Но Она... Она всегда хитрее, и всегда приходит незаметно. Тихонько садиться рядом, неслышно вздыхает и начинает чесать хомяку ухи. Хомяк тогда жмурит глазенки, чешет лапой нос и чихает - потому что Она всегда приносит с собой облачко звездной пыли, а хомяк от пыли становится чихучий. Но не уходит - кто ж уйдет, когда ухи чешут? А потом Она устало закрывает глаза и начинает петь весенюю песню для хомячка. А хомячок подпевает - тоненьким писклявым голоском. Она тихонько морщится - ведь хомячок фальшивит - но никогда не делает ему замечаний. Ведь это его, хомячка, весенняя песня - пусть уж. Может, поет он плохо - зато у него доброе, бесстрашное мохнатое сердечко - и Она это знает. А потом начинают свой последний ночной танец зимние светлячки - и Она сидит бок о бок с хомячком, и смотрит на мельтешение разноцветных теней на снегу, и думает о завтрашнем дне. А хомячок неслышно бормочет что-то под нос и раскчивает лапками - три такта вправо, три такта влево... А потом, когда тают последние светлячки в ветвях старого дуба, он поднимается и уходит в свою норку. Сворачивается клубочком под одеялом, закрывает глаза - и всю ночь смотрит цветные сны. А Она... А что Ей, у нее впереди вечность. Через год вернется.

0

3

Хомякские размышлялки

"Интересно, что было бы, если бы ромашки были фиолетовые и с шипами? А воздушные облачка продавались бы в магазине, как сладкая вата и ледяшки-стекляшки в баночках?..."
Хомяк нетерпеливо переминался с лапы на лапу под старой березой на опушке леса и вытягивал шею, пытаясь разглядеть конец тропинки, ведущей к полю, мимо кривого оврага и дальше - к самому дому. По этой тропинке обычно прибегал веселый рыжий котенок с кисточкой на хвосте - большой друг хомяка. Но котенка все не было. Устав топтаться, хомяк плюхнулся на мягкую кучу пожухлой прошлогодней листвы и старых сосновых иголок, подставил пузичко теплому полуденному солнцу и продолжил свои размышлялки.
"Или взять, например, кукурузу. Она сладкая - и я ее люблю. А если бы она умела бегать? И у нее были бы острые длинные зубы и - (страшно подумать!) - хвост?!"
Хомяк даже привстал и оглянулся - не видно ли поблизости хвостатой, сердито шипящей и скалящей зубы кукурузы? Но вокруг все было спокойно - по прежнему стрекотала на ветке сойка и белки весело прыгали, играя в салочки - и хомяк стал думать дальше...
"Говорят, когда-то хомяки умели летать... Хмммм... Интересно, как? Вот я хотел бы летать - выше сойки, и выше белок, и даже выше самых высоких деревьев - туда, где пушистые облачка купаются в васильковом небе, где живет проказник-ветер и откуда падают по ночам звезды... Где-то там - только я не знаю точно, где - живет вечно грустный ангел с взъерошенными крыльями и ласковыми глазами... Оттуда приходит Она - которая поет мне весеннюю хомякскую песню и чешет ухи. Туда уходит по вечерам Большая Одинокая Кошка - и рыжий котенок всегда жалобно смотрит ей вслед, но она никогда не берет его с собой. Вот было бы здорово побывать ТАМ... Вот я закрою глаза - и стану легкий, как перышко - и полечуууууу.... Лечуууууууу..."
И он полетел... во сне. А прибежавший котенок сидел рядом и охранял его сон. Потому что для этого и есть - друзья...

0

4

Хомяк и пустота

Сколько хомяк себя помнил, он всегда боялся пустоты... Он, прада, никогда ее не видел - но он знал, что где-то там, наверное, очень далеко, скрывается она - пустота. Думая о ней, хомяк всегда вздрагивал, представляя себе пронзительный холод беззвездной ночи, тьму и гулкую дрожь... ПУС-ТО-ТА...
Рыжий котенок не понимал этого страха - и потому вместе с ним бояться пустоты было не интересно - в самые страшные моменты он начинал вдруг задорно хихикать, ловить лапой пылинки в пятне солнечного света или гоняться за собственным хвостом с кисточкой на конце.
Поэтому хомяк всегда ходил бояться пустоты в одиночку. Пасмурными осенними вечерами он уходил на холм за дальним лесом (в округе его называли Лысая гора, потому что деревьям не нравилось на нем рости и там селились, в основном, мхи и кустарники). Забравшись на самую верхушку, хомяк находил укромный уголок, и, забившись туда поглубже и закрыв лапками глазюки, слушал, как завывает хмурый октябрьский ветер... И боялся. Пустоты. Как она придет - и исчезнет Лысая гора, и дальний лес, и овраг, и Дом На Болоте... Пропадет рыжий котенок, не будет больше Старого Петри, и Большая Одинокая Кошка больше не придет ранним утром, забавно распушив хвост и загадочно улыбаясь... Все вокруг перестанет существовать - будет только ПУСТОТА. Будет ли в этой пустоте хомяк - или и он исчезнет вместе со всеми - хомячок не знал, и от этого делалось еще страшнее...
Так, закрыв лапками глаза и мелко подрагивая, хомячок сидел и боялся до тех пор, пока на небо не взбиралась круглолицая луна и веселые светлячки не затевали свои пляски в кустах жимолости. Тогда он встряхивался, ласково улыбался своей любимой звездочке у самого края небосвода, спускался с холма и шел домой, что-то тихо напевая себе под нос и раскачивая лапками - три такта вправо, три такта влево... Дома он выпивал большую кружку теплого молока, забирался под одеяло и, уже засыпая и сладко причмокивая, думал о том, как пройдет год, снова задуют хмурые ветры - и он снова пойдет на Лысую гору - бояться пустоты. И легонько вздрагивал. Потому что она все-таки очень страшная - ПУС-ТО-ТА...

0

5

Как хомяк ждал чуда

Однажды, гуляя по лесу и собирая шишки, хомяк задумался - а как это, интересно, бывает - ждать чуда? Он шел по тропинке, улыбался мотылькам и бабочкам, тихо шуршали по мху маленькие хомячьи лапки - а в голове шуршали мысли: "Ну как же это - ждать чуда? Ведь чудо - это что-то такое... неожиданное, внезапное... как выпрыгнет из-за угла... А как же можно ждать неожиданное?" Эта мысль так озадачила хомяка, что он даже остановился. "Ну вот, например, радуга - чудо. Но разве можно ее ждать? Ведь никогда не знаешь, из какой капельки она появится... " Хомяк недоуменно покачал головой и побрел к дому, загребая лапками сухую хвою и озадаченно вздыхая...
К тому времени, когда он добрался домой, уже стемнело. Радостно светились окошки Дома на Болоте, внутри был растоплен камин и сладко пахло любимым хомячьим лакомством - плюшками с корицей и казинаками. На кухне уютно гремел посудой Старый Петри, а в кресле у камина сидела Лада и тихонько напевала колыбельную своей новорожденной дочурке. Она улыбнулась хомячку, когда он вошел, продолжая что-то тихонько напевать, и внезапно хомяк понял - есть одно чудо, которого можно ждать. Ведь Лада ждала - долгие девять месяцев ждала - и вот оно, чудо, сладко посапывает у нее на руках... Маленькое чудо с васильковыми глазами...

0

6

Грустная сказка

Прикрывая мордашку маленькими пушистыми лапками, хомячок горько плакал, свернувшись мохнатым комочком в старом кресле. Слезы большими прозрачными каплями падали ему на ладошки, стекали по носу - и тогда он их слизывал, жалобно всхлипывая. Хомяку было грустно. Он вдруг, ни с того, ни с сего почувствовал себя совсем одиноким в этом мире. Он знал, конечно же, что где-то во дворе бегает его друг, рыжий котенок. Знал, что вечером вернется из леса Старый Петри и накормит хомячка сладкой маковой плюшкой с молоком, и почешет пузико, и расскажет интересную историю. Знал, что есть еще много других замечательных людей и существ, которые знают и любят хомяка...
- Знают... - горько всхлипнул хомячок. - В том-то и дело, что не знают. Никто не знает хомяка по-настоящему. Все они любят какой-то образ хомяка, который сами нарисовали и в который поверили. А я, может, на самом деле, совсем не такой. Не добрый, не белый и не пушистый... И я хочу, чтобы меня любили именно такого - не за что-то любили, а просто так...
Слезы все капали и капали...
Он неслышно вошел, сложил за спиной слегка взъерошенные крылья и тихонько вздохнул. Потом подошел к старому креслу и бережно посадил плачущего хомячка себе на ладошку. Ласково почесал ухи, подул в мордочку. Прижал к себе и стал шептать тысячи милых бессмысленных глупостей... О том, что скоро зазеленеет травка и вылезут разноцветные крокусы; что мыши-полевки поругались со старым кротом из-за горсти прошлогодних желудей; что на реке уже потрескался лед, а в парке видели стаю скворцов... О том, что он, хомяк - самый замечательный хомяк на свете, с самой пушистой шерсткой, самыми розовыми ушками, самым теплым пузиком. Что без него, хомяка, жизнь была бы куда более серой и грустной. А хомячок... Маленький пушистый хомяк со всклоченной, мокрой шерсткой, заплаканными глазами и холодным носом слушал. Слушал и верил. Верил - и действительно становился самым-самым... Самым замечательным, самым пушистым, самым теплым...
Потому что все мы на самом деле именно такие, какими нас видят любящие глаза. И только такими и стоит быть...

0

7

Про хомяка и солнечного тигренка

Как-то раз ясным солнечным утром хомяк заметил, что занавеска на окне необычно топорщится - и из-за полупрозрачного тюля на него глядят два ярко-зеленых глаза. Хомяк осторожно подошел, отдернул шторку и увидел на подоконнике маленького солнечного тигренка. Он был весь огненно-рыжего цвета, с черными бархатными полосочками и изумрудно-зелеными глазищами. Тигренок сладко зевнул, выгибая спинку и хвост, переступил с лапы на лапу и свернулся калачиком.
- А что ты тут делаешь? - удивился хомяк.
- Я тут живу! - безапелляционно заявил тигренок - и задорно улыбнулся. - А ты будешь со мной играть?
- Канешна, буду! - улыбнулся в ответ хомяк. - И котенок тоже будет. Ты умеешь играть в прятки?
Тигренок спрыгнул с подоконника и потянулся.
- А как же! Это же главная игра солнечных тигрят. Пошли!
И они пошли во двор. Там уже шебуршал в куче прошлогодней листвы рыжий котенок - и он, разумеется, с радостью согласился играть в прятки с хомяком и солнечным тигренком. Они резвились и играли весь день - сначала в прятки, а потом в другие интересные игры - в "Угадай облако", "Пряничные домики", "Запевайку" - и даже в солнечные пятнашки - это тигренок всех научил.
А когда они наконец наигрались и собрались идти домой, тигренок вдруг посмотрел на небо, увидел там первые звезды и тонкий серпик молодой луны - плюхнулся в траву на хвост и горько разрыдался. Хомяк с котенком всполошились, стали теребить тигренка, жалобно заглядывать ему в глаза - что случилось-то? Тигренок, всхлипывая, и размазывая лапками слезы, пробормотал:
- Ну как же? Ведь солнце-то ушло! И я тут совсем один. Тут холодно, и темно - и меня тут никто не любит. Как же я тут буду - один, без всех?
Тихо подошедшая Большая Одинокая кошка ласково обняла тигренка, вытерла ему слезы кончиком хвоста и прошептала:
- А ты посмотри вокруг! Постарайся увидеть! Перестань думать и рассуждать - почувствуй!
Тигренок огляделся... и увидел. И почувствовал. Что от шерстки его исходит неяркое, но ясно различимое золотистое сиянье, а озябший хомяк греет лапки возле его, тигренкиного хвоста. Что рыжий котенок сочувственно тыкается носом в его плечо. Что на пороге дома стоит Старый Петри, держа в руках мисочку молока и ласково улыбается и кивает - ему, тигренку. Потом он закрыл глаза - и почувствовал тепло и шелковистость Большой Одинокой кошки, легкое дуновение ее дыхания, биение ее сердца - и снова услышал ее тихий шепот:
- Солнечные тигрята, малыш, никогда не бывают одиноки. Они просто иногда не умеют смотреть - и видеть. Им иногда слишком нравиться думать - и они забывают о чувствах. А ведь там, где живет солнечный тигренок - уже никогда не будет холодно или темно. Просто своим присутствием ты даришь свет и тепло. Помни об этом...

0

8

Как хомяк учился летать

Хомяк всегда мечтал научиться летать. Ему казалось, что это будет забавным и удивительным - подняться в бездонную синеву неба и оглядеть весь хомячий мирок, видный отсюда, как на ладошке. Ему мечталось, что где-то там, наверху, скрывается от всех высшая истина - и он обязательно ее найдет, стоит лишь подняться туда... Но летать у него не получалось. Порой ему снились волшебные сны, в которых он парил над облаками и кувыркался, радостно заливаясь смехом, и упиваясь полетом и чувством свободы - но он всегда просыпался - и ему делалось грустно оттого, что все это лишь понарошку...
В такие дни хомячок уходил на дальнее ромашковое поле, ложился в траву и, широко раскинув лапки, до боли в глазах смотрел в яркую голубизну неба, представляя, как же было бы замечательно - летать...
Однажды жарким летним полднем, выйдя знакомой тропинкой к любимому ромашковому полю, хомячок, к своему неудовольствию, заметил, что по полю уже бродит кто-то... Насупившись, он совсем уж было собрался повернуть домой - но потом подумал: "Ведь это же все-таки не мое поле - оно всехнее... Нельзя быть таким букой. Никогда не переставай улыбаться, даже если тебе грустно - ведь кому-то может быть еще грустнее. А от улыбки грусть становится светлой - и воздушным облачком поднимается к небесам..."
И он пошел знакомиться. Право, странное существо он увидел, подойдя поближе... Маленький круглый пушистик, похожий на пухи от одуванчика, с зелеными глазенками, длинными пушистыми ресницами, маленькими мохнатыми лапёнками и очаровательнейшей мордахой, чуть хитроватой и задорной... Прищурив один глаз, он глянул на хомяка, весело улыбнулся и пискнул: "Привет!". А потом чуть подпрыгнул - и завис в воздухе над ромашками, слегка покачиваясь в воздушном потоке... Хомяк от удивления плюхнулся в траву и, с изумлением гладя на пушистика, пробормотал: "Ты... Ты умеешь летать?"
- Конечно. А разве ты не умеешь? - ответил пушистик и перекувырнулся в воздухе, задорно смеясь.
Невольные слезы брызнули у хомячка из глаз...
- Нет, я не умею, - тихонько ответил он и жалобно всхлипнул. - Я очень-очень хочу летать - но не умею. Наверное, хомяки не предназначены для полетов...
- Глупости! - решительно пискнул пушистик. - Если ты хочешь летать - значит, ты можешь. Ведь было бы глупо хотеть того, что не возможно, правда? Просто тебя никто не научил, как это - летать, вот и все... Хочешь, я покажу тебе - как?
Хомячок отчаянно закивал и робко улыбнулся сквозь слезы.
- Это очень просто. Закрой глаза... Почувствуй в себе любовь - к этому миру, к этому лесу, к этой ромашковой поляне, к себе... Почувствуй небо - как оно любит тебя и зовет тебя. Ты тянешься к нему, а оно - к тебе. Почувствуй солнце - как оно дарит тебе свою любовь и свое тепло. Почувствуй ветер - как он ласкает тебя и наполняет твои крылья. Почувствуй себя. Пойми себя. Ты хочешь - значит, ты можешь. По другому не бывает в этом мире. Наши желания исполняются всегда - таков закон этой Вселенной. Главное - понять, чего же ты хочешь на самом деле... Ну вот, я же говорил... - и пушистик весело расхохотался.
Хомячок открыл глаза... и тут же зажмурил их снова, боясь поверить. Мягкая лапка пишистика коснулась его плеча, и он услышал тихий шепоток в самое ухо: "Не бойся! Открой глаза! Иногда бывает страшно смотреть в лицо исполнившимся желаниям - но твое не из таких. А вокруг - оглядись - всего лишь небо... Целое небо... Бездонное небо..."
И действительно - вокруг было оно - бескрайнее, бесконечное небо - именно такое, каким видел его хомячок во сне... Только это не сон...
Все наши желания сбываются... Главное - понять, чего же мы хотим на самом деле...

0

9

Хомяк и черные закорючки

Хомяк не любил писать письма. Впрочем, не любил он так же записывать свои мысли и маленькие рассказики, которые иногда находили приют в его лохматой голове, никогда не вел дневника и не писал книг... Хомяк не любил маленькие закорючки, при помощи которых все это нужно делать. Часто, лежа в ромашковом поле или уютно свернувшись комочком в замшелых корнях старого дуба, хомяк мечтал о том, как много он сумел бы рассказать, если бы не противные закорючки. "Если бы только можно было, махнув лапой, нарисовать картинку - и все, глядя на нее, понимали бы, что я имею ввиду... А противные закорючки - они все рассказывают наоборот, меняются местами, прячутся и разбегаются по сторонам, унося с собой смысл. А еще они предатели - убегают к другому, и он выстраивает их на свой лад..." И хомячок принимался чертить лапкой на земле или обрывках коры какие-то картинки, огорченно сопя и потирая лапкой нос... Он мечтал, что однажды кто-нибудь подарит ему настоящие краски. В маленьких полупрозрачных баночках они будут стоять на каминной полке или на полу, а счастливый хомячок, перемазанный разноцветными красками, будет макать в баночки свои лапки и рисовать на стекле свой мир, радостно посвистывая и пританцовывая на месте - три такта вправо, три такта влево... Но пока у хомяка есть только черные закорючки. И он с ними не дружит.

0

10

Хомяк и зеркала

У хомяка всегда были довольно странные отношения с зеркалами... Не то, чтобы он их не любил - скорее недолюбливал и побаивался. "Зеркала - это такие штуки," - частенько бормотал он себе под нос, - "от которых можно ожидать всяких неприятностей и неожиданностей..." Нет, вы ничего такого не подумайте. Большую часть времени, нехотя подходя к одному из зеркал в Доме на Болоте (которых, кстати, было немного), хомяк видел то, что видел - маленького рыжего пухлика со всклоченной, лохматой шерсткой, хитрым прищуром блестящих глазенок и любопытным курносым носом. Но иногда... Иногда зеркала показывали что-то совершенно странное. Как-то утром, полусонно бредя по дому с чашечкой ароматного кофе в лапах, хомяк уловил краем глаза в зеркале сердито сопящего бормотуна, пробирающегося через заросли кустарника. В другой раз, из отблеска на оконном стекле глянул на весело хохочущего хомяка одуванчиковый пушистик, весело помахивая лапкой. В дождь, или когда бывало очень одиноко, частенько смотрел на хомячка из-за темного стекла Он, с грустными глазами и мокрыми взъерошенными крыльями. А из лесных озерец или искрящихся луж, бывало, улыбалась хомяку Она, неслышно нашептывая свою песенку... Одно же зеркало в Доме на Болоте вообще было странным. Старый Петри как-то сказал, что зеркало это забыл в доме странствующий маг. Оно висело в кладовке, было покрыто пылью, с одного края его свисала паутина - но никто никогда не мыл его... Говорили, что зеркало это показывает голую правду - а кому же приятно на это смотреть - как будто подглядывать исподтишка... Вот если бы она была одетой или хотя бы прикрытой... А вот хомячка иногда что-то тянуло к этому зеркалу - единственному зеркалу из всех, которое ему нравилось. Уж он-то знал - нету там никакой голой правды. И одетой правды тоже там нету (и вообще, непонятно - кто такая эта самая правда и что ей делать в старом зеркале). Когда хомячок чувствовал в груди что-то такое, чего не мог объяснить словами - бывало оно и щемяще-грустным, и восторженным, и тоскливым - он потихоньку от всех заползал в пыльную каморку и, свернувшись на полу маленьким комочком, долго смотрел в старое зеркало... Ведь там, за тонким слоем амальгаммы, живу я. И мы болтаем с ним обо всем на свете - я и мой лучший друг, маленький хомяк...

0

11

Хомяк и крылья

Вы только не смейтесь... Но у хомяков иногда вырастают крылья. Не верите? А вы поднимите голову, вглядитесь в облака... Видите, воооооооон там - чуть левее большого мохнатого облака, резвиться и кувыркается в солнечных лучах... Ну вот, а вы не верили...
Хомяки летают не часто. Ведь крылья на пустом месте не вырастут. Для этого надо щепотку счастья, столовую ложку вдохновения, каплю надежды, горсточку силы... Когда всего этого у хомяка в достатке, он летает почти каждый вечер - то носится на перегонки с задиристыми воробьями, то важно парит над предзакатным морем вместе с чайками, то просто кувыркается в воздухе над ромашковым полем. Но бывает и так, что долгие дни, месяцы, а порою и годы пытается хомячок наскрести хоть мааааленькую щепоточку счастья, выжать хоть кроооооохотную капельку надежды. И когда ему это удается, он поднимается на вновь обретенных крыльях высоко-высоко - выше ромашек, выше воробьев, выше облаков и чаек - и отдается на волю ветра... И парит. Парит почти бесконечно - до тех пор, пока не станут полупрозрачными истончившиеся от ветра крылья и не позовет властно к себе земля... А потом долго сидит в одиночестве и молча смотрит вдаль. И думает. О чем? А я и не знаю...

0

12

Хомяк и самая главная истина

Осень, она ведь разная бывает. Кому-то дождливая, кому-то солнечная и теплая. Кому-то кружево пожелтевшей листвы, кому-то крики улетающих стай, кому-то серебро инея на тонких стеблях...
Хомяк топал по знакомой тропинке, задумчиво загребая лапками сухую листву. Солнышко ласково подмигивало ему сквозь кроны деревьев - и он смешно морщил в ответ мохнатый нос и жмурился. Эта часть леса особенно нравилась хомяку осенью. Почти не было в здешних местах подлеска, пожелтевшие листья словно покрывалом укрывали мягкий мох - и хомяку казалось, что пружинистая земля под его лапками - живая, что она вздыхает и шуршит, и шепчет что-то ласковое ему вслед. В правой лапке тащил хомячок маленькую корзиночку из лозы - ее сплел специально для хомяка Старый Петри. В корзиночку складывал хомяк шишки и жёлуди, каштаны в зеленых шипастых шубках и пульсирующе-яркие плоды спелого боярышника, яркие листья, кусочки мха и коры, горсти орехов и чуть скользких, насупленных крепышей-грибов. Зачем? А как иначе рассказать Дому на Болоте, что пришла осень? Он стал в последнее время недоверчив, старый Дом, не слушает больше стрекота суетливых белок, не верит протяжным стонам перелетных птиц, лишь щурит подслеповато ставнями щелки глаз и протяжно скрипит. Только хомяку и верит. Хомяку и осенним дарам леса...
Ну да ладно. Хомячок-то по-прежнему бредет задумчиво по тропинке - и все так же улыбается ему солнышко, ласково поглажывая рыжеватую шерстку. Этой тропинкой блуждал хомяка не раз, и знал каждый поворот ее, каждый изгиб. Но сегодня, свернув у замшелой груши в сторону пруда, хомяк, к своему удивлению, не увидел поваленой сосны и зарослей черничных кустов и вереска. Сегодня тропинка заканчивалась почему-то у подножия огромного валуна, поросшего мхом, зеленовато-желтым лишайником и камнеломкой. Казалось, камень врос в землю и обосновался в ней на веки вечные. Хомячок робко подошел и положил лапки на камень... Он был теплым! Шелковистым, теплым и чуть пульсирующим - казалось, что бьется где-то глубоко-глубоко мудрое каменное сердце... Поставив корзинку у подножия валуна, скользя лапками и усердно пыхтя, хомячок стал забираться на камень. А на самой верхушке, плоской, как ладошка, он улегся пузиком вниз, навострил ухи, закрыл глаза и стал слушать. И услышал. Из теплой, живой глубины доносился до хомячка гулкий голос древнего камня. Он пел песню, седую и вечную, как этот мир. Он рассказывал о далеких мирах и невиданных чудесах, о маленьких феях и величественных драконах, о голубом небе над ромашковой поляной и Старом Петри. Он спрашивал, хороша ли уродилась смородина в этом году и нравится ли хомячку крыжовенное варенье. Они долго беседовали - древний валун и маленький хомячок. А под конец камень спросил: "Хочешь, я открою тебе самую главную истину?" "Наверное, нет", - ответил хомячок и смешно наморщил нос. "Ведь главная истина - она у каждого своя. И если мне твоя не подойдет - что же я с ней буду делать? Она будет совсем несчастна - никому не нужная самая главная истина..."

0

13

Хомяк и Звездная Дорога

Уютным клубочком свернувшись в старом кресле, хомяк задумчиво смотрел через распахнутое окно, как по звездной тропе уходит в ночь Большая Одинокая Кошка... И внезапно подумалось хомячку: " А что, если это навсегда? И я больше никогда-никогда ее не увижу... Не поглажу ее мягкую шелковистую шерстку... Не прижмусь ласково к ее теплому боку... Не смогу сказать ей всего того, что так давно собирался... И про земляничную поляну в старом овраге, и про облака над ромашковым полем, и про нового друга Белку из Солнечной слободки, и про всякие хомякские мысли, которыми так хорошо делиться с Большой Одинокой Кошкой... И никогда больше не увижу, как смешно торчат кисточки на ее ухах; никогда не услышу, как ласково она мурлычет по вечерам, рассказывая сказки..." Хомячок грустно вздохнул и тревожно завозился... Ну не может быть так, чтобы уходя, Большая Одинокая Кошка уходила навсегда... Обязательно должен быть способ... выход... путь... И хомячок задумчиво посмотрел на бесконечную звездную дорогу, чуть слышно шелестящую в ночном небе... И где-то внутри он понял - если ступить на эту дорогу, она обязательно приведет к цели. И он снова сможет увидеть Большую Одинокую Кошку - и сможет даже бродить с ней вместе, и она будет рассказывать по вечерам занятные истории, задумчиво мурлыча... Но это дорога в один конец. По крайней мере, для хомячков...
Он положил мохнатую голову на лапки. Две маленькие слезинки скатились по щекам прямо на нос. Хомяк сердито слизнул их и пробормотал едва слышно: "Я буду просто надеяться, что она вернется..."

0

14

Хомяк и носочки (must have! обязательно к прочтению)

Носочки - это очень важный предмет хомяковского быта. Всякий уважающий себя хомяк должен иметь, по крайней мере, пар 10 замечательных носочков. Разных, разумеется.
Во-первых, полосатые коротенькие носочки. Это - важный атрибут хомякости и квинтессенция хомячей мудрости. Только в уютной домашней норе щеголяет хомяк в полосатых носочках, ибо полосатые носочки - это главные хомякские носочки. У кого есть - тот понимает. В пестроте полосочек - вся жизнь, и хомЯки это знают...
Есть еще зеленые носочки. Тоже коротенькие. Цвета молодой листвы - если смотреть сквозь листик на солнце. Это носки для жизнерадостных бормоталок и веселых хомячих топталок - в пятую лунную ночь весны после равноденственного звездопада и первой ромашки. Вот именно тогда, после весенних топталок и начинается весна - а как же она начнется, если носочки не зеленые...
Есть носочки голубые. Небесно-голубые носочки с мягкой махровой пяточкой - чтобы не слишком сильно мять облака, когда карабкаешься с одной веселой тучки на другую. Носочки для небесных салок - так они называются...
Носочки серенькие. Серебристо-серенькие с тоненькой белой полосочкой наверху. Носочки для странствий. В этих носочках бродит хомяка по Дороге, которая ложиться под ноги то узкой лесной тропкой, то пыльной проселочной дорогой, заросшей по бокам лопухами и кипреем, то гладкой лентой асфальта, убегающей вдаль, а то и вымощенной булыжниками иль кирпичами мостовой. Никто не знает путей Дороги...
Черные носочки с махровой подошвой и черной же атласной ленточкой поверху. Звездные носочки - потому что в них хомяка ходит собирать упавшие с небушка звезды... Махровые пяточки скрадывают звук и хомяка тихо и неслышно - штоб никого не разбудить - ходит по свету и собирает упавшие звезды в свою маленькую плетеную корзиночкуу...
Носочки ярко-рыжие, длинные и с помпончиками. Это носочки для солнечных пятнашек, игр с котенком и вкусных маковых плюшек, съеденных под старой елкой. Носочки беззаботной радости они называются...
Носочки белые с ярко-желтыми пятнушками - это ромашковые носочки. В них - лежать на любимой ромашковой поляне и говорить с небом...
Красные носочки - носочки для храбрости. В них хомяка ходит бояться Пустоты и других неприятных вещей...
Носочки бордовые, совсем коротенькие, с рыжими искорками - для уютных посиделок у камина...
Носочки синие с разноцветными пальчиками - для пестрых красок и холста, штоб рисовать Радость...
Носочки цвета морской волны - штобы бродить по седым и мудрым дюнам, собирать ракушки и немного грустить...
Носочки розовые - штобы греть нос в чьих-то теплых и нежных ладошках...
Носочки фиолетовые - штобы думать о важном...
Носочки в тонкую клеточку - штоб рисовать нолики...
Носочки... Теперь вы понимаете, да? Как важно, штобы у хомяки было вдосталь носочков...

+2

15

Хомяк и большая коробка

Хомячок, сосредоточенно сопя и пыхтя, выволок из кладовки огромную картонную коробку, и забавно переставляя задом наперед мохнатые лапки, потащил ее в гостинную, отдуваясь и сердито ворча что-то себе под нос.
Разместив коробку на пестром коврике напротив жарко натопленного камина, хомяк сдул с крышки толстый слой пыли, пару раз забавно чихнул, плюхнулся на попу, на секундочку прикрыл глазюки - и сдернул крышку... Потом, затаив дыхание, запустил обе маленькие лапки внутрь...
А там... Широкие золотистые гирлянды волшебных снов, мягкие и пушистые, длиннющие - окутывают хомячка с лап до головы - так, что только смешнючий розовый нос торчит наружу. "Эти развесим на потолке - как раз хватит", - бормочет под нос хомяк. Потом достает маленькие - просто совсем крошечные - пряничные домики, елочки и снеговичков - каждый заботливо завернут в промасленную бумагу и перетянут шелковым шнурком. "Этих развесим на ёлочке возле порога - для синичек, как в прошлом году... И воробьи прилетят - уж я-то знаю этих маленьких наглецов..." Затем - маленькие искрящиеся шарики - пронзительно-рыжие, полупрозрачные и теплые - прошлогодний подарок солнечных зайчиков... "Эти повесим на окошко - и тогда его будет видно из леса даже темной ночью - и никто не заблудится..." Следом - сплетенные из соломы звездочки - большие, почти с хомякину ладошку размером. "Повесим над столом - и будет как будто звездное небо..." А потом... с самого дна коробки зачерпнул хомячок полную горсть ярких невесомых блесток, задорно хихикнул и... подкинул их вверх! А затем закружился радостно и самозабвенно под тихую, неслышную мелодию теплого снега... который все шел, и шел, и шел... И даже за окном - падал и падал белый, пушистый, удивительно теплый снег...

0

16

Хомяк и розовый поросенок

-... А далеко-далеко, за высокими заснеженными горами, лежит страна Розовых Поросёнков. И живут там замечательные розовые поросёнки - и у каждого есть розовый хвостик крючком, розовые ушки и восхитииииительный розовый пятачок. На ножках у поросёнков аккуратные копытца, а на шее повязаны бантики - у девочек розовые, а у мальчиков голубые... - старушка мечтательно прикрыла глаза, и, неуверенно перебирая спицы в узловатых морщинистых руках, погрузилась в грезы о розовых поросятах.
Хомяк и его друг, рыжий котенок, недоуменно переглянулись и весело захихикали. Котенок, дернув хвостом с кисточкой на конце, глазами показал хомяку на большое окно, за которым светило совершенно замечательное зимнее солнце - и искрились в лучах этого солнца абсолютно восхитительные, никем еще не тронутые сугробы. Весело перемигиваясь, и стараясь не шуметь, друзья на цыпочках стали выбираться из комнаты, краем ухом ловя затихающее старушкино бормотание:
-... а в корытцах у них сладкая вата, изюм и восхитииииииииительные сливочные ириски - ведь поросёнки страаааашные сладкоежки. А когда раз в 12 лет в стране Розовых Поросёнков наступает зима....
Дальше они уже ничего не слышали. Замотавшись в мягкие шарфы и нацепив связанные Ладой варюшки, хомяк и котенок выбежали во двор и со всего размаху плюхнулись в самый большой, самый пушистый и искристый сугроб.
- Снежного хомяка! Лепим хомовика с носом из сладкой плюшки! - хомяк нетерпеливо подпрыгивал в самом центре сугроба, разбрасывая вокруг пушистые снежные брызги.
- Неее... Давай крепость - а потом позовем солнечного тигренка - и будем играть в Большие Плюшечные Войны - я видел как Старый Петри ставил противень в печь, сегодня будут плюшки с корицей!!! - котенок довольно облизнулся.
Хомяк подумал, но рассудив, что плюшек им и так дадут, предложил:
- А может Ледяную птицу сделаем? Помнишь, как в прошлом году - ух, как она летала! До самой Звездной Дороги...
-Дааааааааааа, - котенок сморщил нос и завозился в сугробе. - Только потом Большая Одинокая Кошка больно шлепала по попе... Тебе-то ничего - у тебя вон попа какая мохнатая - и не больно - а мне прям по хвосту попало... - и котенок на миг погрустнел, вспомнив миг прошлогоднего позора.
- А знаешь чиво... - хомячок задумчиво потер лапкой нос и посмотрел за плетень, - А пойдем в лес! Поиграем с белками в салки - и, может, встретим Снежного Пухусика - они как раз в такую погоду любят греться на лесных полянках... Помнишь, мы видели одного за два дня до Рождества - ну, он еще слопал наши мандаринки, а потом долго играл нам на свирели...
- Агааааа... Жаль, что Пухусики летом спят - никто так не умеет петь лесные песни, как они... Пошли!
Весело кувыркаясь и толкаясь, они выкарабкались из сугроба, перелезли через чуть покосившийся плетень - и уж совсем было изготовились наперегонки припустить к лесной опушке - как вдруг хомяк заметил странный сугроб под большим дубом у самого края тропинки. Движимый любопытством (ох уж это неугомонное любопытство, сколько раз хомячок попадал из-за него впросак), хомяк подошел к сугробу... и сунул нос в самую середину! А потом отскочил и удивленно заморгал, стряхивая лапками снег и недоверчиво покачивая мохнатой головёнкой. Верный котенок был тут как тут!
- Чего там? Чего там такое, хомяк? - настойчиво тормошил он лапкой своего друга и нетерпеливо топтался с лапы на лапу. - Ну хомяяяяяяяяякаааааа, ну скажииииииии...
- Ты знаешь, пушистый... По-моему, там спит поросенок... - все еще недоверчиво качая головой, пробормотал хомяк - и стал раскапывать лапками снег. Котенок, недоуменно дернув кончиком хвоста, пустил в ход все четыре когтистые лапы.
И действительно, скоро совершенно явственно стало видно, что под слоем снега, свернувшись плотным комочком и спрятав пятачок в ладошках, спит поросенок... Но какой! - совершенно грязный - и абсолютно, невероятно, невозможно шерстяной - как лучшие альпаки Старого Петри, из шерсти которых получаются такие замечательные шарфы и варюшки... Все еще недоуменно переглядываясь, друзья принялись тормошить странного поросенка, а потом поволокли его, сонного и растерянного, к дому - Дому на Болоте...
Уже поздно вечером, по самый розовый пятачок укутанный в теплый плед в шотландскую клеточку, обласканный и отмытый заботливыми руками Лады, Совершенно Шерстяной Розовый Поросенок рассказывал им свою грустную историю...
- В стране Розовых Поросёнков зима действительно наступает лишь раз в 12 лет...
Хомяк и котенок, затаив дыхание, восхищенно покосились на старую Агату, которая по-прежнему сидела в своем скрипучем кресле-качалке и, загадочно улыбаясь, перебирала узловатыми пальцами спицы, что-то бормоча себе под нос...
- Это очень суровая и холодная зима - и чтобы пережить ее, поросёнки вынуждены искать новый дом. Именно поэтому и говорят, что наступил Год поросёнка - это значит, жди поросёнка в гости... И все ждут - маленьких, упитанных, розовых поросёнков, с хвостиками крючком, розовыми ушками, маленькими пятачками, аккуратными копытцами и бантиками на шее - розовыми у девочек и голубыми у мальчиков... А я... Я совсем неправильный поросёнок - какой-то мохнатый, и не то чтобы розовый - а с каким-то рыжеватым оттенком... И бантика у меня нету... - поросёнок всхлипнул и осторожно смахнул копытцем слезки. - Меня никто не пустил на порог - и я все шел, шел, и шел... И так устал, что решил отдохнуть немножко под старым дубом - и не заметил, как заснул...
Старый Петри озабоченно покачал головой, шевеля кочергой поленья в камине - чтоб давали больше тепла. Мыслимое ли дело - спать зимой, в лесу!... Но по обыкновению своему он ничего не сказал - лишь улыбнулся с хитринкой в глазах хомяку и котенку - нашли ведь, сорванцы, раскопали - и все теперь хорошо...
А потом были горячие сладкие плюшки с корицей - и одна, специально для хомяка, с маковыми зернушками... И теплое молоко, и тихий треск сучьев, и вечерняя сказка у камина... А уж совсем поздно, когда Лада пела колыбельную своей маленькой дочурке, а котенок, свернувшись уютным клубком, сонно зевал и муркал на коленях у Старого Петри, хомяк подошел украдкой к поросёнку, положил свою теплую лапку ему на плечо, и ласково прижавшись к шерстяному поросёнкиному боку, зашептал:
- Ну и что, что ты не такой, как все... Разве важно, есть ли у тебя бантик - когда ты такой теплый, и настоящий... И очень даже розовый - подумаешь, что с рыжинкой... Котенок вон - совсем рыжий - и ничего... мы его и таким любим. И тебя любим... А еще... теперь у нас тоже будет самый настоящий - Год Розового Поросенка...

0

17

Про хомяка и сказки...

"Интересно, откуда же все-таки они берутся - сказки?..." - бормотал хомячок себе под нос, топая по тропинке к дому. Он слегка косолапил, загребая лапами пыль - но не замечал этого, погруженный в свои мысли. В лапах он бережно нес большую пузатую банку одуванчикового варенья - пани Вербена всегда тепло относилась к хомячку, и щедро наделяла его вареньем и сладкими маковыми плюшками, когда он заглядывал в гости.
"Нет, ну все-таки... Это же очень интересно... Может быть, где-то есть большоооооой старый сундук - и сказки сложены в нем аккуратной стопочкой? Хотя нет - им было бы очень скучно в сундуке... А может - дупло? Как в большом старом дубе возле нашего плетня... И сказки живут там. На зиму они уютно закапываются в прошлогоднюю труху и листья на дне дупла - и сладко спят. А весной просыпаются и начинают танцевать на ветках вместе с зимними светлячками... А потом зимние светлячки уходят - а сказки остаются... Да... Но я никогда не видел танцующих сказок... Аааааааааа, знаю! Сказки - это маленькие белоснежные тучки. Они летают себе по небу, играются с ветром и нежно ластятся к старому мудрому солнцу - как котята в коробке Старого Петри. А иногда они спускаются пониже, зглядывают в наше распахнутое окно - и Старый Петри ловит их за маленькие пушистые хвостики, и рассказывает нам - а потом отпускает... Интересно, а у меня получится? Надо попробовать!"
Эта идея так увлекла хомячка, что он решил немедленно проверить, получится ли у него поймать за пушистый хвостик какую-нибудь, хоть самую маленькую сказочку. Он свернул с тропинки, прошелестел лапами в густой траве, пыхтя, вскарабкался на холм - и остановился в растерянности... Небо было абсолютно, совершенно безоблачным. Красивого, глубокого василькового цвета, бескрайнее и свободное... Но безоблачное.
"Вот так всегда", - сердито пробубнил хомячок. "Только придет в голову какая-нибудь ценная мысля - и вот, на тебе..." Сердито сопя, пыхтя и горестно вздыхая, он спустился осторожно с холма, бережно прижимая к пузику банку с вареньем - и поспешно засеменил к дому...
Там его уже ждал рыжий котенок с кисточкой на хвосте, весело посвистывал закипающий чайник, Лада расставляла на столе любимые чайные чашки - с большими ромашками; Старый Петри, задумчиво причмокивая губами, доставал с полок пахучие травки - мяту, полынь, липовый цвет и душистый пятлик... Близился вечер. Большая Одинокая Кошка, распушив хвост, сидела на подоконнике широко распахнутого кухоного окна и смотрела на первые торопливые звездочки, которые смущенно кивали друг другу на еще не успевшем потемнеть небе... Близился вечер. Еще один теплый вечер - который был бы совсем другим без хомяка и пузатой банки с одуванчиковым вареньем...

0

18

Сказание о втукре и Грозном Хоме

- Ой! А ты, собственно, кто?
- Я? Я, между прочем, самый правильный втукр на всю округу!!! Единственный и неповторимый!! А вот ты кто такой, совершенно непонятно. Какой-то колобок пушистый с глазенками. Ты откуда ваще взялся-то?
- Ну ничего себе!!! Я, между прочим, тут живу - ясно тебе?! И вовсе я не колобок с глазенками!! Я хомяк!!! И это, прошу заметить, звучит гордо! - хомячок возмущенно фыркнул и повернулся спиной к непонятному существу, собираясь с достоинством удалиться. Это ж надо, на любимой тропинке, в двух минутах ходьбы от Дома на Болоте встречается какое-то пернатое... общипанное... наглоклювое... да еще и обзывается. "Тоже мне, нашел тут "колобка с глазенками"!!! Да я, вообще, самый страшный боевой хомяк!!! Грозный Хомь прям таки!!"
Хомячок, гордо расправив плечи и сердито бормоча себе под нос самые страшные известные ему ругательства, решительно зашагал к дому.
- Эй, постой! Ну как тебя там? Хомряк? Хумяк? Ну погоди, ну пожааалуста! Я.... я, кажется, заблудился...
Хомячок замедлил шаг и оглянулся. Втукр стоял, потупившись, и застенчиво ковырял лапой мох и сухие сосновые иголки на тропинке. "Ну вот, похоже, он не такой уж плохой... Наверное, он просто очень стеснительный, и заранее всех обижает - потому что боится, чтобы его кто-нибудь не обидел. Бееедненький!"
Хомячку стало жалко втукра. Он подошел поближе и положил ему на плечо свою теплую лапку.
- А куда ты шел? Я могу проводить тебя, я тут все в округе знаю. Только я не хомряк, а хомяк...
- О, благородный мумяк, ты самое дружелюбное создание в этом лесу! Я направлялся в славный город Свенгеборг, что на берегу Ют-озера, в долине Фьордов. Но, похоже, я где-то сбился с дороги... Или это Игни послал меня не на те буквы. Вот говорил же я ему: "Игни, выучи сначала алфавит, а потом колдуй!" Так нет же, разбрасывается словами направо-налево...
- Бррр... Ничего не понятно. Никакого Свыр-мыр-как-там-его-борга в округе нету - тут вообще городов нету, никаких. И озеро одно - Лягушачья Квакша - тока оно не в долине, а вовсе даже в лесу, сразу за старой сосной налево. И эти - как их там - фйорды - это чиво за звери такие? У нас тут такие не водются... - хомячок озадаченно почесал лапкой макушку. - У нас тут в основном белки, мыши-полевки, барсуки, лисы. Волки иногда забегают, лось есть... А фйурдов никада не было... И, знаешь - я не мумяк, а хомяк... Хомяк!
- Мммм... Послушай, многоуважаемый хомярг, а ты уверен, что ты местный? Что-то я не припомню, чтобы в окрестностях Свенгеборга водились такие странные создания. И квакша какая-то... Ты вот что, маленький фумряк, ты выведи меня на тракт - а там я уж как-нибудь сам...
Хомячок начал терять терпение. Жалость его к втукру как-то незаметно испарилась, зато раздражения заметно прибывалось. "Ну это ж надо - то хомярг, то фумякр, то хумяк... Он что, издевается, что ли? На себя-то хоть в зеркало смотрел? На голове какой-то нелепый хохолок, сзади хвост, перья общипаные и какие-то полинявшие. А клюв-то - один клюв чего стоит! Длинный, крючковатый - того и гляди голову перевесит. А туда же мне, еще издевается!" Хомяк сердито притопнул лапой.
- Знаешь, втукр, ты может, канешна, и самый умный - но никакого Све-бре-брога тут поблизости нету. Тут есть только болота, вересковые пустоши, лес и Дом на Болоте, ромашковая поляна и Лягушачья Квакша. Дальнее поле, деревушка и Полые Холмы. Лысая гора, Хороводная поляна и яблоневый сад. И всякие Игни и фйурды тут не живут - только я, да котенок, да Лада, да Старый Петри... Большая Одинокая кошка иногда заходит в гости, розовый поросенок прибегает поиграть - а больше никого! И тракта никакого нет. Есть только лестные тропинки - да та Дорога, по которой гуляет по ночам Большая Одинокая кошка, и где пани Вербена собирает звездную росу для своих настоек. И еще старая сельская дорога - ну та, пыльная, которая ведет от нашего Дома в Гнилушки и дальше, через вересковые пустоши к Изумрудным лугам... Ой!
Тяжелая горячая ладонь Старого Петри неожиданно легла хомячку на плечо.
- Погоди, малыш, остановись! - он ласково улыбнулся хомяшке. - Если ты намерен назвать все, что есть в твоем мире - тебе и недели не хватит. Это же только кажется, что мир маленький. А как пригладишься повнимательнее да распахнешь глаза - нет ему конца и края... А Свенгеборг... Он тоже есть. Но не здесь. Ты ведь не из нашей сказки? - обратился он ко втукру. - Опять негодник Игни с Мировым Словом балует? Это ведь он тебя сюда послал?
- Ага. Иди ты, говорит, втукр, на пштф... или на фмсш... не помню... ну я и пошел. А у вас тут ничего, клево. И колобки с глазами смешнючие - так забавно лапами топают. Я бы остался...
Старый Петри придержал за плечо готового бросится в драку хомяка.
- Нет, втукр. Каждому в Мире свое место... И тебе, и мне, и ему... Иди! - Старый Петри властно прищелкнуль пальцами - и втукра не стало.
- Пошли домой, Грозный Хомь! - ласково сказал он недоуменно оглядывающемуся хомячку. - Видишь, какой ты страшный - он тебя испугался и провалился сквозь землю!
- Правда???? Честное хомякское??? Я грозный?! - хомячок от восторга подпрыгнул и затопал лапами. - Уряяяяя!!!! Честно-честно? - он снова недоверчиво покосился на Старого Петри.
- Пошли уже, Гроза Втукров! Там у Лады плюшки поспели - твои любимые, маковые! - Старый Петри лукаво улыбнулся в бороду.
Издав радостный боевой клич, хомячок припустил к дому - к сладким плюшкам, вечерним сказкам и своему другу котенку с кисточкой на хвосте.
А втукр? А это уже совсем другая сказка...

0

19

Как хомяк мотыльком стал

В старом Доме-на-Болоте жил хомяк, который очень хотел стать мотыльком.
Впрочем, если вы думаете, что в его красивых чёрных глазках по этому поводу постоянно жила печаль, то вы неправы. Да и не то, чтобы он хотел превратиться в мотылька, нет. Он хотел просто полетать. Причём, не в огромном и пустом небе, а просто полетать над лугом, над своими любимыми ромашками, над болотными кочками, где так аппетитно и красиво разбросаны ягоды. Полёт орла, или, хуже того, самолёта, хомяка не привлекал совершенно.
И вот он однажды сидел на крылечке и смотрел, как облако, только что бывшее слоном, превращается в большую летающую подушку...

"Хм", - озадаченно засопел хомячок и почесал лапой мохнатую рыжую макушку. "А вот интересно - как же им это удается? Как у них получается так здорово меняться - у облаков? Вот бы мне так..."
Хомячок даже привстал на задние лапки, вытянул к небу мордашку и крепко зажмурился. И быстро-быстро забормотал себе под нос: "Я мотылёк, я мотылёк, я тучка-тучка-тучка... тьфу ты! Я мотылёк! Я - мотылёк!!!"
- Ты чего? - спросил Бурундук, неслышно подошедший к крыльцу.
Хомячок аж подпрыгнул от неожиданности.
- Я... ничего. Я, это, стихи учу, вот! - вызывающе добавил он.
- Да ладно тебе, - сказал Бурундук. - Я всё понимаю. Когда-то я тоже хотел летать...
- И у тебя получалось? - оживившись, заинтересовался хомяк.
- Давай я не отвечу тебе на этот вопрос ни "да", ни "нет", - спокойно ответил Бурундук. - Некоторые вещи, мысли и события очень не любят, чтобы о них говорили вслух. И вообще, я к тебе за спичками пришёл.
Хомячок сбегал в дом и, вернувшись на крыльцо, протянул Бурундуку коробок.
- Спасибо, - сказал Бурундук, прикуривая. Дым послушно свернулся колечком, облетел вокруг Бурундука, покачался туда-сюда и, наконец, приземлился прямо хомячку на нос. Хомячок громко чихнул и затряс головой.
- Извини, - сказал Бурундук. - Ладно, скажу тебе одну вещь. Ты хочешь превратиться? Ищи Место.
- Какое? - с неподдельным интересом спросил хомячок.
Бурундук пожал плечами.
- Ну, Место Силы, если хочешь, - сказал он и зашагал прочь.
"Ух тыыыыыыы", - предвкушающе зашуршал лапами хомяк. Он любил приключения - а слова Бурундука прям-таки пахли приключениями и загадками. "Место! Он сказал - ищи Место!". Хомяшка припомнил, что где-то на чердаке Мудрый Филин спрятал старые карты. "На них наверняка должно быть нужное Место!", - радостно пробормотал себе под нос хомяк и полез на чердак.
Там было пыльно. В лучах заходящего солнца пыль казалось золотой - особенно когда поднималась в воздух от лап хомяка маленькими золотистыми бурунчиками. Ажурные кружева паутины свисали с массивных дубовых балок, пахло сухими травами, древностью и немножечко тайной. Но хомячок всего этого не заметил. Деловито шурша и шебурша, он совал свой маленький нос в сундуки, рылся на полках и в стопках старых бумаг, даже под старое кресло-качалку заглянул... Карт нигде не было.
- Здесь нужна помощь сыщика! – сказал сам себе хомячок. – Что первым делом сделал бы сыщик?
И ответил сам себе:
- Первым делом сыщик закурил бы трубку!
Хомячок не курил, но трубка, оставшаяся как память о дедушке, лежала на кухне в верхнем ящике старинного резного буфета. Хомячок спустился в кухню, сунул в рот незажженную трубку и принялся торопливо ходить из угла в угол.
- Где прячутся звёзды? – бормотал он себе под нос. – На небе. Где прячутся зёрнышки? В колоске. Разгадки прячутся на последней странице. А где могут прятаться старинные карты? Тайные карты… В тайнике!!!!!!
Дело оставалось за малым – найти тайник.
Тут хомячок почувствовал, что от всех этих поисков, блужданий по чердакам и предвкушений он проголодался.
"Плюшка - вот что мне сейчас нужно!", - почти сердито пробормотал он себе под нос. "Большая сладкая плюшка с маковыми зернышками и блестящей шоколадной глазурью - все, как я люблю".
В Заколдованном лесу - том самом, где стоял Дом-на-Болоте - хомячок знал только одно место, где вот так запросто, ни с того ни с сего, можно было раздобыть сладкую маковую плюшку. Хатка бабушки Агаты.
Подперев дверь Дома замшелым булыжником, и ласково улыбнувшись первым пушистым тучкам на бархатном августовском небе, хомячок торопливо засеменил по тропинке.
Хомяшка знал эту тропинку, как собственные лапки. Он мог пройти по ней с закрытыми глазами днём и ночью. Каково же было его удивление, когда тропинка, вильнувши в сторону раз, и другой, и третий, привела его к совершенно незнакомой полянке.
- Чудеса начались! - тихонько и радостно сказал сам себе хомячок.
И начал обнюхивать полянку. Сделав десяток кругов, он поднял голову и обомлел.
Перед ним стоял сундук.
Да-да, читатель, самый настоящий сундук, обитый железными полосами, с тяжёлой крышкой и резьбой по основанию. В таких сундуках все уважающие себя пираты хранят сокровища. Ну, или старинные карты, на которых указано, где лежат сокровища.
Хомячок, напрягшись изо всех сил, откинул крышку.
- Ой!!!! - изумлённо сказал он.
Вот именно что «ой». В совершенно пустом сундуке сидел маленький нахохлившийся чижик.
- Значит, так, - заявил чижик, резво выпархивая из сундука. – Я тебе не золотая рыбка, не волшебная палочка, и не джинн! Если ты хочешь груду золота, то имей в виду - у меня её нет! И дворца нет! И вообще я замучился сидеть в этом сундуке! Где ты шлялся столько времени и чего теперь тебе надо?
Хомячок, только было собравшийся спросить, что же делал несчастный чижик в сундуке, был несколько ошарашен.
- Да при чём здесь золото? – удивлённо спросил он. – Я другое хотел узнать. Ты можешь показать мне Место?
- А, это сколько угодно, - легко согласился чижик. – Мест вокруг полно. Места бывают разные, зелёные и красные, сосновые, дубовые, пушистые, еловые, съедобные и чистые, глухие, золотистые, душистые и пёстрые, солёные и острые, синеющие, дальние, с туманною вуалью, есть пахнущие дымом, есть пахнущие тмином, корицей и гвоздикою, домашние и дикие, вагонные, перронные, есть железобетонные, гранитные, кирпичные, общественные, личные… Короче, суслик, какое ты ищешь?
- Я не суслик! – обиделся хомячок. – Я хомяк!
- Замётано, - кивнул чижик. – Хоть мишка-коала. Мне не жалко. Так какое место тебе нужно?
- Мотыльковое… - прошептал хомка.
- Без проблем. Найдём. Следуй за мной, шерстяной друг, и не отставай!
И, деловито тряхнув хвостом и расправив крылья, чижик полетел в самую гущу леса. Хомячок торопливо засеменил следом. Чижик, перелетая с ветки на ветку и как бы нечаянно сбрасывая хомяшке на голову сухие прошлогодние шишки и кусочки коры, что-то занудно чирикал себе под нос.
- Вот же странное шерстяное созданье! Нет бы попросить место, где зарыт клад. Или место, где исполняются все желания. Или, на крайний случай, плюшечное место, где зреют на кустах вкусные маковые плюшки... – в этом месте хомяк заинтересованно навострил ухи. – Так нет же, подавай ему мотыльковое место... Да где это видано, чтобы хомяки мотыльками летали!
Хомячок только обиженно сопел, шустро переставляя лапки, чтобы поспеть за чижиком. «Ну и пусть,» - думал он. «Все равно я буду мотыльком!»
Чижик летел над землёй, выписывая фигуры Лиссажу. Он явно издевался над запыхавшимся хомяшкой.
- Тили-тили, трали-вали, мы ходили, мы гуляли… Слушай, пушистый, а зачем тебе мотыльковое место? Давай найдём лучше кенгуриное! Отрастишь себе сумку на животе и будешь туда плюшки складывать. Про запас. А? И прыгать научишься лучше кузнечика. Давай?
Хомячок подумал. Сумка на животе, всегда наполненная свежими плюшками, выглядела соблазнительно. Но прыгать ему решительно не хотелось.
- Нет, - сказал хомячок. – Кенгуру я быть не хочу.
- Ладненько, - согласился чижик. – Тем более, здесь не Австралия, начнут за тобой охотиться. Давай лучше найдём крокодилье место. Станешь крокодилом. Пасть – во, зубищи – во! Все тебя бояться будут. Ну чего, решили? Будешь крокодилом? Зелёный будешь, пупырчатый, склизкий. Лапки кривые. Здорово!
- И ничего не здорово! – с обидой в голосе сказал хомячок.
- Пожалуй, да. Ладно, уговорил. Сейчас мы найдём одно хитрое место, и ты превратишься… элегантным движением… нет, не движением… Короче, превратишься в выхухоль!!!!! А, меховой? Хочешь стать выхухолью?
До уставшего, пыхтящего хомячка, наконец, дошло, что над ним издеваются. Он резко остановился.
- Сам ты… выхухоль! Хватит меня водить! Ты обещал показать мне мотыльковое место!
Чижик слетел на землю, зевнул, сладко потянулся и сказал:
- А мы уже пришли.
- То есть как это пришли? - не понял хомячок. Они стояли на полянке - той самой, куда хомяк приходил почти каждый день, чтобы поиграть со своим другом, рыжим котенком. Котенок и сейчас был здесь - возился на дальнем краю поляны, доделывая яркого воздушного змея.
- Да мы всегда на этой полянке играем. Ты хочешь сказать, что это - Место???
- Ну да, - подтвердил чижик. - А ты сам не чувствуешь?
- Хм... - хомячок зажмурился и попытался почувствовать. Ну, солнышко пригревает, ветерок шерстку треплет, котенок чего-то мурлычет себе под нос. Все как обычно.
- По-моему, ты меня обманываешь, - обиженно зашуршал лапами хомяк. - Если бы это было то самое Место, то мы с котенком уже давно бы научились мотылькаться - а мы только воздушных змеев запускать умеем.
- Тогда постарайся поверить мне на слово, - очень просто сказал чижик.
- А как же мотылькаться?
- Успеется, - ухмыльнулся чижик. - Иди, котёнок заждался...
Котенок действительно заждался. Он уже несколько раз призывно махал хомячку лапой с другого конца поляны - а теперь просто сердито сопел, приклеивая последние планки к тонкой рисовой бумаге. Еще раз недоверчиво оглянувшись на чижика, хомячок потрусил туда, где рождался воздушный змей.
- Ну ты чего так долго? Зову тебя, зову, - недовольно буркнул котенок хомяку, пока тот разматывал мочало змею на хвост. Хомяшка виновато шмыгнул носом.
- Извини, мы тут ходили долго... Искали Место.
- Чего его искать? - не понял котёнок. - Самая удобная полянка в округе - и опушка недалеко. Пошли! Сегодня твоя очередь бежать - а я буду катушку разматывать.
Котенок бережно поднял с земли радужного змея и передал хомяку. И они зашагали в сторону опушки.
Хомяк с котенком вышли на край леса и остановились. Огромное рыжее солнце опускалось за горизонт, и все утопало в его золотистом сиянии.
- Отлично - сказал хомяшка. - Самое время запускать змея - сейчас как раз подует закатный ветер.
И действительно, тёплый закатный ветерок, пахнущий васильками, ласково дунул хомяку в нос.
- Вперёд! - крикнул котёнок.
И хомячок побежал.
Он бежал, смешно подпрыгивая на кочках, путаясь лапками в густой траве и радостно хохоча. Какая-то непонятная легкость щекоталась в его лапках и веселыми радужными пузыриками булькала в животе. И вдруг он вспомнил.
- Я - мотылееееееееееееееееееек!!!!
- Ты действительно мотылёк, - сказал ему на ухо тёплый ветер. И подхватил змея вместе с хомячком в небо.
- Я - мотылеееееееееееек! - радостно кричал хомяк, размахивая в воздухе пушистыми лапками и заливисто смеясь.
- Ты действительно мотылек, - отвечали ему первые вечерние звёздочки, ласково целуя хомяшку в нос.
- Эй, ромашки, слышите? Я мотылёёёёёёёёёк! - кричал хомяшка, стараясь рассмотреть сверху каждый цветок.
- Конечно, мотылёк, - шелестели в ответ ромашки, улыбаясь своими жёлтыми глазками.
- Я мотылееееек! Видишь, котенок? - радостно улюлюкая, кричал хомяк своему другу - и тот радостно подпрыгивал и размахивал лапами, не забывая, впрочем, разматывать бечевку. И змей - а вместе с ним и хомяшка - поднимался все выше и выше, к самым далеким ночным звездам. И они шептали хомячку свои сказки.
А потом ветер начал стихать.
И хомячок плавно опустился на землю, где его ждал котёнок.
- Ты видел? Нет, ты видел? - возбуждённо верещал хомяшка, подскакивая одновременно на всех четырёх лапках. - Я превращался в мотылька! Я летал! Я видел облака сверху и цветы внизу! Я разговаривал со звёздами!
Котенок ласково взъерошил хомяке шерстку и довольно улыбнулся.
- Хороший сегодня вечер получился, правда?
- Ага! - ответил другу хомяк. И радостно засмеялся, удивляясь тому, что знакомая опушка оказалась на самом деле волшебным Местом, где хомяки могут превращаться в мотыльков.
Когда пожелают.

0

20

Сказка о хомяке и шахматах

В Доме-На-Болоте уютно шуршал по углам ноябрьский вечер. Пахло свежими, только что испеченными Ладой плюшками с апельсиновыми корочками. В окна, любопытствуя, заглядывали яснолицые осенние звездочки. Неслышно мурлыкала о чем-то Большая Одинокая кошка. Хомяк с рыжим котенком играли в шахматы на пестром коврике у камина.
- А сейчас моя лошадь делает ход конем! - провозгласил котенок, дернув хвостом с кисточкой на конце, и довольно хихикнул. Черная резная фигурка всадника на коне совершила невероятный прыжок через всю доску и остановилась прямо под носом белого короля, азартно постукивая копытом.
- Эй, так не честно! - недовольно заворчал хомяк. - Ты снова жульничаешь!!! Лошади так не ходят!
- Лошали не ходят! Они скачут! - радостно завопил котенок, и черная резная фигурка совершила замысловатый пируэт. Белый король, позеленев от злости, стукнул черного всадника скипетром. Черные пешки зароптали, угрожающе потрясая копьями. Белое войско ощетинилось в ответ, а отливающий перламутром белый ферзь с жезлом мага забормотал под нос заклинание. Хомяк грустно поглядел на доску.
- Эх ты, рыжий, опять все испортил... В шахматы надо играть по правилам, а ты все перепутал - как тут теперь разобраться...
Котенок обиженно насупился.
- А кто это сказал, что именно твои правила правильные? Может, играть нужно по моим правилам?!! И в моих правилах кони скачут!!! - рыжий пушистик смахнул с носа сердитую слезу и со злостью запустил в хомяка маленькой резной фигуркой. Хомяк ошарашенно посмотрел на котенка и потер лапой ушибленное место. Такая мысль не приходила ему в голову. Действительно, а кто сказал, что в шахматы нужно играть именно по таким правилам?
В шахматы хомячка научил играть Старый Петри. Когда-то очень давно, когда хомяшка еще только обживался в Доме-На-Болоте, Старый Петри частенько доставал с каминной полки старую, поцарапанную и потертую во многих местах коробку, осторожно расставлял фигурки, а потом долго рассказывал хомяку о дебютах и эндшпилях, о незакрытых гештальтах, о премудростях передвижения фигур, принципах стратегии и тактики. Хомяшка моло что понял, еще меньше запомнил, но основные правила уловил - что пешки ходят только вперед, башни - только по прямой, офицеры - только по диагонали, кони прыгают буквой "Г", а ферзи - или, как их называл Старый Петри, королевы - ходят как угодно. "Кому угодно?" - спросил как-то хомячок и получил добродушный щелчок по носу. "Тому, кто играет, разумеется. А король - это самая слабая фигура, и нуждается в постоянной защите..." Хома так и не понял, как это может быть, что король - и самый слабый? Он же король!!!! Но спорить не стал... Со временем они стали играть в шахматы реже. В Доме появился рыжий котенок, и хомяку было гораздо интереснее носится с ним по лесам и болотам, чем чопорно переставлять деревянные фигурки. Да и у Старого Петри прибавилось забот да хлопот. Коробка с шахматами пылилась на каминной полке...
Котенок наткнулся на нее пару дней назад - причем, совершенно случайно. На улице зарядили нудные осенние дожди, сильно похолодало и Лада не выпускала их бегать по лужам и собирать осенние листья после темноты. Котенок откровенно заскучал и слонялся по Дому-На-Болоте, приставая ко всем, заглядывая во все углы и закоулки в поисках развлечений. Тогда-то и обнаружилась на каминной полке старая, потрепаная коробка с шахматами. Котенок, никогда раньше не знавший этой игры, пришел в восторг, и хомяк, добродушно посмеиваясь, принялся обучать его шахматным примудростям. Но, как оказалось, играть по правилам котенка совершенно не устраивало. Ну, то есть играть по старым правилам... Он постоянно придумывал свои. "По понедельникам на клетке F4 королева пьет чай, и потому пропускает ход". "Башни ходят только прямо, но иногда они сворачивают за угол, когда им любопытно." И вот сегодня - "кони скачут"...
Хомяку, вобщем-то, новые правила нравились... Так было интереснее - да и шахматные фигурки радостно галдели, выписывая по доске непривычные и замысловатые пируэты... Вот только если бы эти правила не менялись каждые полчаса... Хомяк вздохнул.
- Послушай, рыжий...
Котенок, повернувшийся спиной и сердито сопевший, обиженно дернул кисточкой на кончике рыжего хвоста.
- Да послушай же ты! - хомяк добродушно улыбнулся и легонько потянул котенка за хвост. - Может, ты и прав.
Котенок заинтересованно шевельнул ухом.
- Может, именно твои правила и есть самые правильные шахматные правила. Но чтобы играть по твоим правилам, нам нужно сначала договориться, понимаешь?
Котенок, уже повернувшись, сидел в пятне рыжего света от камина, и внимательно смотрел на хомяка.
- А то, видишь какая штука получается... Ты играешь по своим правилам, а я по своим... И так нам с тобой никогда не встретиться. А вот если сначала договориться, то у нас с тобой такая игра может получится...
Котенок ласково потерся головой о мягкий хомячий бок, и придвинув одной лапой доску с попадавшими фигурками, согласно закивал. А потом, расставляя заново пешки, башни и ферзей, принялся объяснять.
- Вот смотри! Если вот эти смогут ходить сюда, а этот - делать так и так... И как ты думаешь, может стоить покрасить некоторые клеточки в зеленый цвет?...
Хомяшка обреченно закатил глаза к потолку, и, плюхнувшись на пузико и придвинувшись поближе к котенку, принялся расставлять свою половину фигрок, отчаянно споря и размахивая лапами.
Большая Одинокая кошка довольно улыбалась, глядя на галдящих у камина хомяка и котенка. "Кажется, уже скоро..." - подумала она и довольно муркнула. За окном неслышно падал первый в этом году снег...

0